Глава 42. О том, что яблоко от яблони недалеко падает

Я замерла, не дыша. Мне ведь не послышалось? У меня не слуховые галлюцинации?

От шока я не сразу подобрала слова. Лишь молча указывала на принцессу пальцем и мычала что-то неразборчивое.

Аннабель и та, забыв о страхе, выглянула из своего угла-укрытия. А еще она догадалась, о чем я пытаюсь спросить, и подтвердила:

— Она в самом деле это сказала. Про брата.

— Тяв! — поддержала Исчадие.

— Фуууух, — я медленно выдохнула, приходя в себя.

Вот это новость. Просто бомба. Мой мозг она точно подорвала, разметав серое вещество по черепной коробке. Теперь надо как-то собрать мысли в кучу и понять, что делать дальше.

Переварив информацию, я осторожно уточнила у Мириам:

— Твой старший брат Годвин подарил тебе господина Черного?

На Рэйфа я не думала ни секунды. Не походил он на человека, способного медленно убивать маленькую девочку. Другое дело Годвин. Отвратительный наследник престола с завышенным чувством собственной важности.

Но даже зная мерзкий характер Годвина, я не понимала, зачем ему вредить сестре. Что ему сделал ребенок?! Но одно точно — тот, кто привел к принцессе душегуба, тот и заказал ее убийство.

— Ага, — кивнула девочка в ответ на мой вопрос. — Мне было не с кем играть. Детям слуг нельзя со мной говорить, а взрослые все время заняты, им не до меня. Тогда Годвин привел мне друга для игр.

Зачем? Почему? Как вообще так можно поступить с младшей сестрой? Все эти вопросы я оставила на потом. Главное — теперь Мириам можно спасти. Пусть Годвин скажет, у кого он заказал душегуба для сестры. Исполнителя найдут, и тот отзовет душегуба — это единственный способ избавиться от жуткого существа. Самое приятное, что все это король может сделать и без моей помощи.

В эту самую минуту в дверь покоев постучали.

— Долго еще? — донесся голос короля. Помянешь черта — и он появится.

Надо же, не ворвался без приглашения. Представляю, каких усилий королю стоило сдержаться.

Дольше томить королевских особ смысла не было. Я поднялась с пола на одеревеневшие ноги и крикнула:

— Входите!

Еще не стих мой голос, как дверь распахнулась, и король пересек порог. За ним потянулись остальные. В покои вернулись все, включая Годвина. Теперь я понимала, зачем он здесь. Следит, чтобы его тайну не раскрыли. Хочет лично убедиться, что я провалила задание его отца. А вот и нет! Кого-то ждет неприятный сюрприз.

Принц встал меньше чем в шаге от двери. Обвел меня и сестру напряженным взглядом, но по нам было ничего не разобрать. Мириам вернулась к кукольному театру, а я осторожно терла ноющий копчик и морщилась от боли. Так сразу и не скажешь, что мне открылась великая тайна.

— Я вижу, наша дочь все еще больна, — недовольно заметил король.

— А я не обещала ее вылечить. Мне это не под силу даже с Даром жар-птицы. Только изгнав душегуба, вы спасете принцессу. Моей задачей было выяснить, кто его наслал. И я это сделала, — заявила во всеуслышание.

— Говори, — кивнул его величество.

Я могла поднять руку, ткнуть пальцем прямо в Годвина и заявить — «Вот он — убийца. Держите его!». Получилось бы эффектно. Но кто мне поверит? Годвин — принц, а я — далеко не самая любимая подданная королевства. Его величество еще решит, что я нарочно очерняю принца, чтобы спасти себя.

Нет, это должна была сказать сама Мириам. Если обвинение прозвучит из ее уст, сомнений в правдивости не возникнет.

— Все скажет ваша дочь, — произнесла я. — Слушайте внимательно.

Я опустилась перед принцессой на корточки и попросила:

— Мириам, повтори, пожалуйста, кто подарил тебе господина Черного.

Увы, принцесса не отреагировала на мой вопрос. Все выглядело так, будто она вовсе меня не слышит. Очень некстати она решила занести меня в черный список!

Все нервничали. Король нетерпеливо стучал носком туфли по полу. Напряжение буквально пропитало детские покои. Еще немного — и рванет.

И тут вдруг вперед прыгнула Исчадие.

— Тяв, — болонка подлетела к принцессе, виляя хвостом, и принялась облизывать ее лицо.

— Ой, что ты делаешь, прекрати, — рассмеялась девочка.

Она сопротивлялась, но ей не хватало сил оттолкнуть Исчадие. Происходящее напоминало пытку щекоткой. Безобидная игра, но в то же время не все участвуют в ней добровольно.

— Исчадие не отстанет, пока ты мне не ответишь, — сказала я.

— Тяв! — подтвердила болонка и в очередной раз лизнула принцессу в щеку.

— Ладно, ладно, — сквозь смех ответила Мириам, — старший брат подарил мне господина Черного.

Исчадие тут же присмирела, и все собравшиеся медленно, один за другим, повернули головы в сторону принца Годвина, а тот вжался в стену так, словно хотел с ней слиться.

— Сынок, скажи, что это неправда… — пробормотала королева. У ее величества сегодня был день потрясений.

Но Годвин даже не пытался что-то отрицать. Вместо этого он рванул дверь на себя и выскочил в коридор.

Серьезно, побег? Я, как и все собравшиеся, опешила. Куда ему бежать? Он и дня не протянет вне стен дворца, без слуг. Этим глупым поступком он только подтвердил свою вину.

— Ох, — королева упала на диван в полуобморочном состоянии.

— Власть порождает паразитов. В благости живет спокойный, отказавшийся от власти, — прямо скажем не вовремя блеснул мудростью Дайкор.

К счастью, Джошу хватило ума не переводить. И так было ясно, что высказывание — камень в огород короля и его методов воспитания. Дополнительная соль на раны его величеству не требовалась, а только привела бы его в бешенство.

Сам король с места не двинулся. Стоял прямой как жердь. Лишь желваки на лице побледнели до синевы, так сильно он стиснул зубы. Можно было только догадываться, что он сейчас чувствует.

Неужели не остановит сына? Ответ я получила быстро — спустя минуту гвардейцы ввели вырывающегося принца обратно в покои.

— Прикажи им отпустить меня, отец! — выкрикнул Годвин.

Естественно, такого приказа не последовало. Король вообще не проронил ни слова, просто молча смотрел на сына. Я его понимала — у него настоящий экзистенциальный кризис. Когда твой сын пытается убить твою дочь, невольно задумаешься о смысле бытия.

У меня не получалось сочувствовать королю после всего, что он хотел со мной сделал. Свои беды он заслужил сполна. Лучше бы занимался семьей, а не по подвалам девушек мучил. Карма, она такая, беспощадная.

Но и злорадства я особого не испытывала. Слишком я устала, все мои чувства притупились. Все закончилось и хорошо.

— Зачем? — первой, как ни странно, пришла в себя королева.

— Она младше, ей все — любовь, ласка. А мне? Одни требования — ты должен соответствовать, Годвин. Посмотри на Рэйфа, почему ты не можешь быть таким же, как он? — передразнил принц отца. — А ведь он тебе даже не сын! Но ты всегда ставишь его в пример, всегда.

Похоже, эта гадость долго копилась в наследнике, а сегодня дамбу прорвало, и на нас полилось самое настоящее отборное дерьмо. Убить Рэйфа принц не мог, сам бы схлопотал в ответ. А вот беззащитная девочка — другое дело. На ней он и решил отыграться.

Тут терпение короля лопнуло.

— Ты немедленно назовешь имя одаренного, наславшего на твою сестру душегуба, — отчеканил он. — А после мы решим, что с тобой делать.

— О чем ты, отец? — лицо наследника вытянулось. — Завтра мы едем на новую охоту. Ты обещал мне Дар!

— Не будет никакой охоты.

— Ты в своем уме? — взвизгнул Годвин. — Хочешь, чтобы я стал первым неодаренным королем за всю историю?

— Кто сказал, что ты станешь королем?

— Нет, ты этого не сделаешь…

— Ты плохо нас знаешь, сын, если так думаешь.

Похоже, мы все стали невольными свидетелями грядущей смены династии. Если король не передумает, следующим правителем будет Рэйф. Что ж, пожалуй, это замена к лучшему.

От шумных семейных разборок у меня разболелась голова. Принц визжал фальцетом, королева рыдала навзрыд, король ругался как сапожник. А я решила, что мне хватит своих проблем с мужем, не хочу вникать еще и в чужие.

Мое дальнейшее присутствие здесь не требовалось. Теперь я была спокойна за Мириам — король знает правду и не допустит, чтобы дочь страдала дальше. С принцессой все будет хорошо.

А что станет с Годвином, если честно, меня не заботило. Одно радует — ради него не погибнет ни одно магическое животное. Уже приятно.

Я прошла мимо короля прямиком к выходу. Никто не пытался меня остановить, даже Аршер, и я покинула покои. Пусть скандалят без меня, а я, наконец, отдохну. Это был чертовски сложный и нервный день. Если я немедленно не доберусь до кровати, то отключусь прямо на ходу.

Я добралась до своих покоев на автопилоте. Войдя, сразу направилась в спальню, к кровати. Кое-как доковыляла до цели и рухнула лицом в подушку. Уснула почти мгновенно. Последнее, что почувствовала — как няня снимает с меня обувь и накрывает пледом.

Не знаю, надолго ли я отключилась, но когда проснулась, за окном была глубокая ночь. В спальне на минимуме горела всего одна масляная лампа. Она больше удлиняла тени, чем давала света.

Я, как заснула лицом в подушку, так и очнулась. От долгого пребывания в одной позе все затекло, и я не без труда перевернулась на спину.

— Ой! — вскрикнула от неожиданности и испуга.

В изножье кровати, привалившись к спинке и скрестив руки на груди, сидел мужчина. Сфокусировав взгляд, я узнала Аршера.

— Ты меня чуть до инфаркта не довел, — проворчала. — Как давно ты здесь?

— Пару часов, — пожал он плечами.

— Просто сидишь и смотришь на меня? — удивилась я, про себя надеясь, что не храпела во сне.

— Любуюсь своей женой.

— Это было жутко, — сообщила Аннабель. — Он практически не моргал.

— Могла бы меня разбудить, — пробормотала я.

— Могла? — переспросил Аршер, а потом догадался: — Ты говоришь не со мной, а с призраком.

После его слов возникла напряженная пауза. Наши отношения запутались как никогда. И тот факт, что мы консуммировали брак, только сильнее все усложнял.

Мы врали друг другу. Наши взгляды на многие вопросы совершенно не совпадали. Можно сказать, мы находились по разные стороны баррикад. Муж и жена — непримиримые… нет, к счастью, пока не враги, но где-то весьма близко.

И никто не собирался уступать. Я уж точно. В конце концов, я дала Аннабель слово, что помогу ей. Если Аршер будет мешать, я сделаю все сама. Если после этого он меня возненавидит… что ж, значит, нам не судьба быть вместе. Это причинит мне боль, но лучше так. Я все равно не смогу жить с человеком, растящим из наших детей убийц.

Все эти мысли пролетали в голове, пока я смотрела на Аршера. Кажется, он размышлял о чем-то похожем. По крайней мере, он был печален и задумчив.

— Зачем ты пришел, Аршер? — нарушила я тишину.

— Король лишил меня звания главного ловчего, — сообщил он.

— Прости, это все из-за меня.

— Я сам принимал решения, ты здесь ни при чем, — качнул он головой. — Завтра мы покинем дворец. Нам здесь больше нечего делать. Возвращаемся в родовой замок Моргари.

Я невольно покосилась на Аннабель. Мы едем к ее дракону. Аршер ведь понимает, что я не оставлю попыток его освободить? Или он рассчитывает перекрыть мне доступ в подвал?

Все так запуталось… А еще Аршер до сих пор думает, что я пыталась сбежать в другой мир и бросить его. За всеми этими событиями я так и не сказала ему правду. Что ж, сейчас момент ничем не хуже других.

Решившись, я выпалила:

— Я не пыталась сбежать от тебя. Я пыталась вернуться домой.

Аршер, не мигая, смотрел на меня. Ему требовалось время, чтобы переварить информацию, и я его не торопила. Не каждый день узнаешь, что твоя жена иномирянка.

— Ты не Эльвенг, — в конце концов, пробормотал он.

— Ну как сказать, — пожала я плечами. — Теперь я — она.

— Эльвенг или нет, — в итоге произнес он, — а ты — моя жена, остальное нюансы, с которыми я готов мириться.

Я выдохнула с облегчением. Он меня не сдаст. Вот мы и обменялись самыми страшными секретами.

— Ты так спокойно воспринял эту новость, — поразилась я.

— Я говорил с Дайкором и выяснил, что ты не можешь покинуть этот мир, — пояснил он. — Мне все равно откуда ты, главное — ты останешься со мной.

Это прозвучало двояко. С одной стороны, какая женщина не мечтает услышать от своего мужчины «мы вместе навсегда»? С другой, когда вы в ссоре и примирения нет, эта фраза становится похожа на угрозу.

— После обеда я буду ждать тебя у конюшни, — видя, что разговор снова прервался, сообщил Аршер. — Подготовкой кареты и сборами я займусь сам. А сейчас отдыхай, — с этими словами он встал.

Аршер не пытался остаться на ночь в супружеской постели, и я была ему за это благодарна. Новый раунд брачной баталии я сейчас не выдержу. Слишком устала за эти дни.

Когда он ушел, я откинулась обратно на подушки.

— Надо бы переодеться, — пробормотала. — Спать в платье дико неудобно.

Так я и сделала, а после еще долго ворочалась без сна, гадая — каким теперь станет мой брак? Мы будем жить как соседи? Увы, все к тому идет. А если я уже беременна? Это же кошмар! Или нет… Вот как тут уснуть?!

В результате утро я встретила хмуро. Пока няня руководила сбором моих личных вещей, я, стоя у окна, любовалась дворцовым парком.

В какой-то момент увидела принцессу Мириам и королеву. Они вместе гуляли. Румяная принцесса носилась по дорожкам, смеялась и бурно жестикулировала. Его величество добился своего — нашел того, кто наслал душегуба, и вылечил дочь. Видеть девочку здоровой было отрадно. Это хоть немного подняло мне настроение.

— Что теперь будет? — тихо спросила Аннабель. Она с утра тоже пребывала в черной меланхолии. — Аршер не отпустит Криспиана, и я продолжу убивать первых жен…

— Надо было сразу мстить мужчинам, а не посторонним женщинам, — злясь на весь мир, выпалила я. — Давно бы уже покончила с родом Моргари и обрела свой вечный покой.

Обычно болтливая Аннабель ничего не ответила, и я заподозрила неладное. Отвернулась от окна и застала призрака глядящей перед собой в одну точку.

— Ты чего? — спросила я.

— А? — Аннабель вздрогнула, словно очнувшись ото сна, и ответила рассеяно: — Да так, мелькнула одна мысль…

Мне не понравилась ее задумчивость, но все уже было готово к отъезду, Аршер ждал меня, и я отправилась навстречу новому этапу своей жизни, всем сердцем надеясь, что он будет хотя бы не хуже предыдущих.

Загрузка...