Глава 46. О том, что вместе можно преодолеть все. Даже смерть

В гибели дракона была логика. Сфера — единственное, что удерживало его в мире живых. Он был законсервирован в ней подобно горошку в банке. Внутри сферы время для него остановилось.

Но вот она лопнула, время снова устремилось вперед, и произошло то, что должно было — смертельно раненый дракон умер.

— Ты в порядке? — ко мне подоспел Аршер. Броня защитила его от удара о стену, и он быстро встал на ноги.

— Кажется, да, — я, кряхтя, села и поискала взглядом Исчадие. К счастью, с болонкой все было в порядке. — И что теперь делать? Дракон мертв, а как насчет проклятия? Оно развеялось?

— Я не знаю, — покачал головой Аршер. — Аннабель поставила отцу и братьям условие — если они освободят ее любимого, она не станет вредить их женам. Но с тех пор прошло так много лет… столько поколений Моргари мучили дракона. Не уверен, что такое можно простить.

Я, обхватив себя руками за плечи, поежилась. Неужели все было напрасно? Мы потратили столько сил, а в результате все стало только хуже. Несправедливо!

Аннабель уже не просто всхлипывала, она рыдала. Громко, с надрывом. Я хотела, но не могла помочь. Даже жар-птице не под силу вернуть погибшего с того света. Бессмертие распространяется только на меня. Я же могу лишь вылечить больного, но не воскресить покойника. Для этого надо иметь Дар некроманта.

Аршер помог мне подняться и поддерживал под локоть, так как меня пошатывало. Своей широкой спиной он загородил Аннабель и мертвого дракона, и я не сразу заметила изменения, произошедшие в подвале. Поняла — что-то не так, лишь когда синего загробного света, отбрасываемого призраком, стало вдвое больше.

Еще до того как выглянуть из-за плеча Аршера, я услышала чужой мужской голос:

— Не надо плакать, любовь моя. Ты же знаешь, твои слезы разбивают мне сердце.

Это кто там заговорил? Я отодвинула мужа в сторону и от удивления открыла рот. Призраков стало вдвое больше. Мало мне было одной Аннабель, так теперь к ней присоединился высокий красивый мужчина. Такой же прозрачный, лишенный красок и отливающий синим.

— Криспиан! — Аннабель кинулась на шею второму призраку, и они обнялись. — Наконец-то я могу коснуться тебя.

Я видела дракона в человеческом обличии, ничего общего с этим красавцем он не имел. Что тут скажешь, смерть Криспиану к лицу. Она преобразила его в лучшую сторону.

Пока покойники обнимались, Аршер тихонько спросил у меня:

— Объясни мне кое-что. Дракон умер и стал человеком, я правильно понял?

— Ты что, его видишь? — настал мой черед удивиться.

— На самом деле, я вижу их обоих. Ты не в курсе, почему так?

— Ты меня спрашиваешь? Это все-таки твой мир, тебе виднее, — открестилась я.

— Я сам запутался, — признался Аршер.

Мы не понимали, как это все возможно, но были рады за влюбленных. Глядя на их воссоединение после стольких лет, невольно поверишь, что хэппи энд возможен для всех. Надо просто терпеливо идти к своей цели и не сдаваться. Хотя, наверное, пример Аннабель не самый удачный. Она убивала ради своей цели. Но настойчивости у нее не отнять, что есть то есть.

За объятиями последовал поцелуй. Настолько горячий, что я наклонилась и прикрыла глаза Исчадие. Рано ей такое видеть.

Поцелуй все не прекращался и грозил вылиться во что-то большее. Оказывается, страсть не улетучивается после смерти. Ну кто бы подумал…

Я, конечно, понимаю, влюбленные соскучились друг по другу, но мы видео для взрослых не заказывали.

— Эй, — не выдержав, вмешалась я, — снимите себе номер!

Аннабель вздрогнула и отстранилась от Криспиана. Кажется, эта парочка забыла, что они в подвале не одни.

— Простите, — смутилась Аннабель.

Криспиан был менее стеснительный. Повернувшись к Аршеру, он произнес:

— Ты поступил благородно, молодой Моргари. За это я оставлю тебе Дар, который ты забрал у меня силой. Пользуйся. А теперь нам пора покинуть этот мир. Нас ждет другой, где мы наконец будем вместе. Навсегда, — Криспиан сжал руку Аннабель в своей.

— Проклятие разрушено? — уточнила я.

— Да, — ответила Аннабель. — Больше ни ты, ни твои потомки меня не увидят. Разве что на том портрете.

Расставаться с призраком было грустно, мы сдружились. Но это была светлая грусть. Я одновременно радовалась за Аннабель — она заслужила покой рядом с любимым.

Криспиан направился к ближайшей стене, но Аннабель неожиданно замешкалась.

— Чуть не забыла, — сказала она и подняла кулон с тела дракона. — Возьми, — она протянула его мне. — Это мой подарок, на долгую память. За все, что ты для меня сделала. А еще это мой способ извиниться за то, что я чуть не убила твоего мужа.

— Я не могу его принять, — покачала я головой. — Ты ведь так им дорожишь.

— Он мне больше не нужен. Теперь Криспиан и без кулона может принять тот облик, который пожелает. Возьми, — настаивала Аннабель.

Я шагнула к призраку, но Аршер меня удержал:

— Это может быть опасно.

— Не переживай, — успокоила я. — Она не причинит мне вреда.

Я верила Аннабель. Мы через столько прошли вместе. Ей незачем вредить мне сейчас.

От призраков меня отделяло несколько шагов. Я проделала их вместе с Аршером. Он так и не отпустил меня одну.

— Может, сделаешь Исчадие снова девочкой, — усмехнулась Аннабель, протягивая мне кулон.

Исчадие затрясла головой и попятилась. Я ее чувства разделяла — пусть лучше будет болонкой, так ей больше идет.

— Что еще за девочка? — нахмурился Аршер.

— Я тебе потом объясню, — сказала я и раскрыла ладонь.

Аннабель вложила кулон в мою руку, при этом случайно коснувшись меня. Призрак вздрогнула и как-то странно на меня посмотрела.

— В чем дело? — испугалась я.

— Он все изменит, — кивнула она куда-то в район моего живота. — Береги его, ему понадобится вся твоя любовь и твоя защита, — последние слова были адресованы Аршеру.

Я не успела осмыслить сказанное, а призраки уже направились к стене. Еще немного — они пройдут сквозь нее и навсегда покинут мир живых.

— Что это значит? Ответь! — крикнула я вслед Аннабель, но она уже не слышала. В обнимку с любимым Аннабель возносилась куда-то на местные небеса или что здесь у них, ей было не до моих расспросов. — Нельзя же так, в самом деле, — возмутилась я. — Намекнула и сбежала.

— Разберемся сами, — Аршер обнял меня за плечи и привлек к себе. — Ты говорила, что Аннабель часто болтает глупости. Может, и сейчас ляпнула просто так, чтобы ты и после ее ухода думала о ней.

— Она могла, — пробормотала я, хотя сама в глубине души в это не верила.

Аннабель поняла что-то важное. И указывала она не куда-нибудь, а на мой живот. Неужели беременность? Что ж, мы с Аршером были близки несколько раз, это вполне могло произойти. Возможно, скоро род Моргари получит нового наследника.

— Давай вернемся в наши покои, — предложил Аршер. — Нам не помешает принять ванну и отдохнуть.

Я кивнула, соглашаясь. Поддерживая друг друга, мы доплелись до лестницы наверх, где нам навстречу спустился Бастиан.

— Не переживайте, хозяин, — как всегда спокойно заявил мажордом, — я прослежу, чтобы подвал убрали.

Я оглянулась за спину. Уборка в самом деле не помешает. Лопнув, сфера забрызгала стены слизью. И это я еще молчу об огромном мертвом драконе посреди подвала. С ним тоже надо что-то делать. Иначе скоро он начнет вонять, и нам придется подыскивать новый замок для жилья.

Вот только дракон слишком большой, по лестнице его не поднять. Банально не пролезет. Наверное, придется выносить тело частями…

Я тряхнула головой, отгоняя жуткую картинку. К счастью, мне не надо вникать в подобные нюансы. Бастиан со всем разберется сам, и я, слава перемене, никогда не узнаю, как дракона достали из подвала и что потом сделали с его останками.

— До чего замечательно, что у нас есть вы, Бастиан, — сказала я абсолютно искренне.

***

После того как проклятие спало с рода Моргари, я вздохнула полной грудью. Хоть и скучала по Аннабель, зато больше не тревожилась за будущее своих детей. А беспокоиться было о чем. Призрак оказалась права — я действительно забеременела. Это окончательно выяснилось через месяц после ухода Аннабель и Криспиана.

Хотела бы я сказать, что жизнь в замке Моргари напоминала сказку. Если и так, то это была сказка братьев Гримм. И я сейчас не про ту милоту, что подсовывают детям, а про первоисточник, который, как известно, мягкостью не отличался.

Нет, мы с Аршером были счастливы и наслаждались каждой минутой рядом друг с другом. Но помимо нас в замке жили и другие, вносящие свою лепту в наши веселые будни.

В первую же нашу ночь наметилась проблема — Исчадие не желала уступать Аршеру место на кровати. Болонка была уверена, что спать рядом со мной — ее святое право. А мой муж… что ж, он может примоститься на коврике возле двери. Исчадие где-то слышала, что там весьма удобно.

Естественно, Аршер такого не потерпел. И началась война. Каждый вечер эти двое бились за место под солнцем, то есть рядом со мной. Аршер пока побеждал, но Исчадие не переставала бороться.

Она перекидывалась в адского пса и кусала Аршера, но броня второй ипостаси надежно его защищала. Тогда Исчадие придумала другой план. Она извозилась в земле и испачкала постельное белье. Видимо, рассчитывая, что Аршер не ляжет в грязное. Но первой возмутилась я и велела слугам перестелить постель.

Пять месяцев прошло, а они все воевали. А что я? А я все это время жила на поле боя, которым стала моя кровать. Как-то не выдержала и сказала:

— Может, мне уйти, а вы тут спите вдвоем?

— Лежать!

— Ррр!

Одновременно отреагировали Аршер и Исчадие. Похоже, я не просто занимаю второю часть кровати, я еще и главный трофей в битве.

Но война шла не только в спальне. Было и второе поле битвы. Спустя неделю после того, как мы окончательно поселились в замке Моргари, к нам переехала старая няня Эльвенг. И началось…

Няня с Бастианом никак не могли найти общий язык. Ругались по любому поводу! Я впервые видела, как холодный рассудительный мажордом закипает от гнева и повышает голос.

— С этим надо что-то делать, — сказал Аршер, когда мы в очередной раз застали няню и мажордома за выяснением отношений. — Они же поубивают друг друга.

— Оставь их в покое, — махнула я рукой. — Вот увидишь, они еще поженятся.

Аршер ошалело посмотрел на меня. Мужчина, что с него взять? Мы с ним тоже друг друга на дух не переносили и спорили до хрипоты. А посмотрите на нас сейчас — прогуливаемся под ручку по саду.

Стоит мне устать и присесть на скамью, как Аршер подкладывает подушку мне под поясницу и накрывает ноги пледом, чтобы я не простыла. На улице, между прочим, плюс двадцать, но мужа это не волнует. Ведь я ношу его наследника, и у него просто снесло голову от мысли, что он скоро станет папой.

А я еще переживала, что простая сельская жизнь покажется Аршеру скучной, и ему будет не хватать охоты. Но он быстро нашел себе занятие по вкусу — увлекся разведением породистых скакунов и скоро будет участвовать в первых скачках в качестве заводчика.

Если кто и скучал, так это я. Нет, с Аршером я была счастлива и с радостью ждала появление ребенка. Но мои сестры… Как ни старалась, не могла не думать о них. Как они там? С ними все в порядке? Они наверняка ищут меня, места себе не находят. Вот если бы послать им весточку, как-то дать о себе знать, чтобы они хоть беспокоиться перестали. О большем и не мечтала.

Аршер оказался внимательным и заботливым мужем. Он видел — со мной что-то не так. В конце концов, именно он завел этот разговор.

— Элия, — спросил он как-то перед сном после того, как в очередной раз избавился от Исчадие, — ты ведь знаешь, что можешь рассказать мне абсолютно все?

— Конечно, — кивнула я.

Если я молчала, то лишь потому, что не хотела лишний раз волновать Аршера. Он и так многим для меня пожертвовал. Да что там! Он всю свою жизнь перекроил — потерял должность ловчего, освободил дракона, нарушив вековую традицию рода Моргари. И пусть отношение Аршера к магическим существам изменилось в лучшую сторону, он все же отказался от части себя.

Моя тоска по сестрам на этом фоне выглядела мелочной. Аршер не жалуется, так что же я буду.

Но муж легко не сдался. Повалил меня на спину и навис сверху. Не прижался теснее исключительно из-за моего теперь уже объемного живота. Он как поплавок торчал между нами.

— Немедленно говори, в чем дело, — сурово приказал Аршер.

— Или что? — хихикнула я, ничуть не испугавшись.

— Или я буду тебя пытать.

— Интересно, каким образом?

— Поцелуями, — со зверским выражением лица пригрозил Аршер, и пытка началась.

Он поцеловал меня в висок, потом наклонился ближе и прикусил мочку уха. Затем была целая серия истязаний — коротких поцелуев в шею. После Аршер спустился еще ниже.

— Тиран! — обвинила я и добавила со стоном: — Деспот…

— Я только разминаюсь, — заявил мой мучитель и задрал подол моей сорочки.

Последнюю часть пытки я стонала и извивалась на кровати, выкрикивая имя мужа в экстазе.

После, уже отдыхая, я призналась в том, что думаю о сестрах. Мой пыточных дел мастер все-таки добился своего.

— Так нет ничего проще, — произнес Аршер. — В Академии Даров наверняка найдется тот, кто свяжет тебя с ними.

— Это возможно? — ахнула я.

— Связь — это не переход между мирами, с ней должно быть проще. Можно хотя бы попробовать.

— Нужно! — воодушевилась я. — Пусть сестры знают, что я в порядке. И мне, и им сразу станет легче.

На этот раз я нависла сверху над Аршером, опираясь на руки так, что мой объемный живот оказался между нами, и поцеловала в знак благодарности. Вот только поцелуй длился недолго. Именно в этот момент наш ребенок решил заявить о себе и толкнуться.

— Ох, — выдохнул Аршер, тоже ощутив удар. Ведь я прижималась к нему. — Какой сильный! Весь в меня.

Я перекатилась на спину, и он прижал ладонь к моему животу. Остаток вечера мы ловили толчки ребенка и улыбались друг другу, как ненормальные.

Уже на следующий день Аршер отвез меня в Академию Даров, где я встретилась с Аланой. Именно на ее помощь я рассчитывала прежде всего. Алана входила в круг моих доверенных лиц и была в курсе моего происхождения из другого мира. Девушка много раз доказывала, что ей можно доверять.

— Постой, это ведь та медиум, которая помогала якобы изгнать Аннабель, — узнал ее Аршер. — Теперь понятно, как ты скрыла от меня призрака.

Мы с Аланой в ответ только руками развели. Что тут скажешь, виновны.

Алана сделала все возможное и невозможное, чтобы найти специалиста по связи между мирами. Это вам не международные связи, два мира соединить намного сложнее. Но все-таки был один обладатель редкого Дара общения на расстоянии.

Им оказался ровесник Аланы — Фабиан Росс. Тоже молодой специалист, один из лучших учеников Академии, а главное — такой же авантюрист, как медиум. Он согласился помочь из чистого любопытства. Идея установить связь с другим миром захватила Фабиана, и он принялся воплощать ее с таким энтузиазмом, словно это его сестры томились в неведенье относительно его судьбы.

А еще, как мне показалось, Фабиан хотел произвести впечатление на Алану. А что, она симпатичная девушка и настоящий профессионал. Одним словом, завидная невеста.

— Вода — лучший проводник, — заявил Фабиан. — Поэтому мы установим связь через колодец на задворках Академии. Он достаточно древний и напитан силой. Если повезет, ваши сестры тоже будут возле воды. Тогда все получится.

— А если нет? — уточнила я.

— Попробуем в другой раз, — пожал Фабиан плечами.

Что ж, это все равно лучше, чем ничего. Я кивнула, соглашаясь. Колодец так колодец. В конце концов, я — везучая. Шанс, что все сработает с первого раза, довольно высок.

В назначенный Фабианом день мы собрались возле колодца. Тот действительно выглядел древним. Каменные стены заросли мхом, а вода наполняла колодец практически до краев, что было не совсем обычно.

Фабиан велел нам встать вокруг колодца и взяться за руки. Проводимый им ритуал походил на спиритический сеанс в моем мире. Надеюсь, мы случайно не вызовем призрака какого-нибудь вредного преподавателя Академии. Хватит с меня загробных жителей.

— Смотрите в воду, — сказал мне Фабиан, и я наклонилась к колодцу.

В этот самый момент наши отражения в воде потеряли четкость, а потом вовсе пропали. Какое-то время вода была просто черной, а затем в ней проступили очертания чужого лица. Я не сразу поняла, кто это. Пришлось наклониться к самой воде, из-за чего я едва не рухнула в колодец. Благо Аршер удержал.

— Ярослава, — осторожно позвала я, приглядевшись.

Лицо в колодце показалось знакомым. Это же моя средняя сестра! Она выглядела так буднично, так по-домашнему, что у меня перехватило дыхание. Не передать, как я соскучилась.

Яся была в домашних штанах и любимой футболке, с заправленными за уши короткими волосами. В одной руке она держала губку, в другой — средство для мытья посуды. Похоже, она как раз убиралась на кухне.

В этот момент по воде что-то проплыло. Я прищурилась… кажется, это небольшой капустный лист. Все понятно — Яся, моя посуду, набрала в грязную кастрюлю воды, чтобы та отмокла. Именно через эту кастрюлю мы и будем общаться. Ну что ж, выбирать не приходится.

Я снова позвала сестру по имени, и в этот раз она меня услышала.

— Эля? — лицо Яси вытянулось.

Она смотрела прямо на меня и не верила своим глазам. Ее можно понять. Не каждый день видишь отражение пропавшей без вести сестры в грязной кастрюле.

Могу представить шок Яси. Так себе связь получилась, но уж какая есть. Просто чудо, что сестра еще не набирает неотложку и не вызывает себе санитаров.

— Это ты? — прошептала Яся.

— Да! — я от радости потянулась вперед, но Аршер держал крепко. — Мне столько нужно вам рассказать…

— Аля, скорее беги сюда! Здесь Эля, — завопила Яся куда-то в район комнаты, призывая нашу младшую сестру.

— Где?! — на кухню ворвалась Альбина.

— Здесь, — Ярослава указала на раковину.

Через секунду я увидела свою младшую сестру.

— Обалдеть, — выдала она. — Ты в кастрюле.

— Не придирайся, — фыркнула я. — Скажи спасибо, что вообще удалось связаться.

Следующие полчаса мы болтали без умолку. Я наспех пересказала все свои приключения и заверила сестер, что со мной все хорошо. Я счастлива в новом мире и скоро стану мамой.

— Мы будем тетями! — визжа, девчонки прыгали по кухне в обнимку.

Затем я выслушала их новости. О том, как они искали меня, как сходили с ума от неизвестности. Было больно думать, что они страдали из-за меня. Если бы я только знала, что с ними можно связаться, давно бы это сделала.

В какой-то момент разговора изображение сестер начало расплываться.

— Что происходит? — заволновалась я. — Куда они исчезают?

— Мои силы не бесконечны, — ответил Фабиан. — Связь прерывается.

— Нет! Дайте хотя бы попрощаться.

Я понимала, что повторять такие сеансы опасно. Вдруг кто-то узнает о них? Тогда откроется, что я из другого мира. Ничем хорошим это для меня не закончится. Скорее всего, я вижу сестер в последний раз в жизни. Осознавать это было невыносимо.

— Прощайте, любимые мои! Я всегда буду вас помнить и любить, — всхлипнув, я дернулась вперед и погрузила руки в воду, словно хотела обнять сестер.

Я практически висела над колодцем. Аршер держал меня сзади за плечи, чтобы я окончательно не свалилась в воду. В этом положении кулон, подаренный Аннабель, который я теперь носила на шее, свесился вниз и дотронулся до воды.

Едва кулон и вода соприкоснулись, что-то произошло. Вспышка. Энергетическая волна. Ощущение было, словно меня толкнули в грудь. Я полетела назад и упала прямо на Аршера. Благодаря мужу приземление вышло мягким.

— Что это было? — пробормотала я, поднимаясь.

— Вы только что перетянули сестер через границу миров, — мрачно сообщил Фабиан.

— Чего? — не поняла я.

— Аманит напитал силой созданный мной портал связи и затянул ваших сестер в наш мир.

— И где же они? — я закружилась на месте, ища сестер. — Их здесь нет!

— Их могло выбросить в любой точке нашего мира, — пожал плечами Фабиан.

— Можно как-то выяснить, где именно? — спросил Аршер, так как я потеряла дар речи.

Я только что своими собственными руками переместила сестер в другой мир. Шок. Ужас. Страх за их безопасность. Все разом свалилось на меня.

В этом жутком состоянии я прижала руки к солнечному сплетению и вдруг поняла — чего-то не хватает. Я ощупала грудь и даже заглянула в вырез платья. Так и есть, кулон пропал.

— Кажется, его сорвала одна из твоих сестер, когда пыталась ухватиться за тебя во время перемещения, — сообщила Алана, видя мои попытки отыскать кулон.

— Что же я наделала… — прошептала, в ужасе глядя на мужа.

— Давай настроимся на лучшее, — он натянуто улыбнулся. — Будем считать, что ты пригласила сестер в гости.

— Только мы понятия не имеем, где конкретно они гостят, — добавила я.

— Мы это выясним. Обещаю, мы непременно их найдем, — Аршер обнял меня и привлек к себе.

Как это обычно бывает, я быстро успокоилась в его объятиях. Он прав. Я же как-то выжила в чужом мире… Правда, у меня был Дар бессмертия и адский пес в придачу. А у Ярославы[1] с Альбиной только кулон из аманита и непробиваемый оптимизм семьи Шестовых. Впрочем, для начала не так уж плохо.

Загрузка...