Глава 17. О встрече после долгой разлуки

— Эльвенг? — в голосе Аршера звучало недоверие.

Сквозь музыку, голоса и смех гостей я отчетливо слышала его шаги, когда он направился ко мне. Они звучали набатом — предвестником беды. И сердце невольно забилось им в такт — бум… бум… бум…

— Посмотри на меня, — Аршер схватил меня за предплечье и силой развернул лицом к себе.

Я, запрокинув голову, взглянула ему в лицо. Вовсе не потому, что он приказал, а чтобы видел — я не боюсь.

— Это в самом деле ты? — пробормотал он.

Его взгляд метался по моему лицу, шее и волосам. Аршер смотрел и не узнавал. Он сомневался, что перед ним жена. Может, сыграть на этом?

— Этот человек меня с кем-то перепутал, — указала я на дядю. А что, его слово против моего. — Я не ваша жена.

Аршер нахмурился. Посмотрел на графа, потом обратно на меня и медленно произнес:

— Насколько помню, никто не говорил, что Эльвенг приходится мне женой.

Тьфу ты! Попалась на мелочи. Так себе из меня обманщица.

— Ладно, это я, — сдалась. — Выздоровела, похорошела и все еще жива. Что дальше? Попытаешься меня добить, раз проклятие не сработало?

— За кого ты меня принимаешь? — нахмурился он.

— За того, у кого при живой жене есть невеста. Но вот незадача — проклятие не сделало тебя вдовцом.

— Значит, теперь ты в него веришь? — усмехнулся Аршер.

— Жизнь заставила поверить, — проворчала я в ответ.

— Я слышал от циркачей, что ты изменилась, но не предполагал, что настолько. Твои волосы… — Аршер взял в руку прядь моих волос. — Именно такие, как я представлял, — он поднес прядь к лицу, вдохнул запах и пробормотал: — Узнаю аромат. То-то мне твой запах сразу показался знакомым.

Вот ведь… фетишист! Я дернулась, и прядь выскользнула из пальцев Аршера. А вот его хватка на предплечье осталась. От нее так легко не избавиться.

— Знаешь, я отчаялся тебя найти, — признался Аршер. — Королевский ловчий не в состоянии поймать собственную жену. Ты едва не лишила меня репутации и должности.

Он хрипло рассмеялся, но мне было не до веселья. Мой план провалился, а хуже всего то, что я понятия не имела, чем мне грозит встреча с мужем. Как Аршер поступит с бессмертной женой? Даже предположить не берусь.

Между нами повисло тягостное молчание. Мы не знали, что еще сказать друг другу. Вроде муж и жена, но при этом абсолютно чужие люди. Воздух вокруг нас буквально искрился от напряжения. Всего одно неосторожное слово, и громыхнет так, что мало не покажется.

Тем временем все больше людей обращали на происходящее внимание. Разговоры вокруг стихли, гости бала посматривали в нашу сторону с интересом.

— Что здесь творится? — раздался зычный женский голос.

Где-то я его уже слышала. Выглянув из-за спины Аршера, я увидела женщину в возрасте. Кажется, она была на нашей свадьбе. Несостоявшаяся теща — вот кто она.

— Кто эта девушка, Эбриль? — обратилась она к моей новой знакомой.

— Жена моего жениха, — выдала та в ответ.

Вот это новость! Сама того не ведая, из толпы незнакомцев я обратилась за помощью именно к невесте Аршера. Что это — роковая случайность или насмешка судьбы?

Как ни странно, Эбриль не выглядела расстроенной или злой. У нее был такой вид, будто она мечтает провалиться сквозь землю. Так вот ты какая, вторая невеста. Аршер выбрал в жены ягненка, а ему досталась львица. Не повезло.

— Она все еще жива? — удивилась «теща». — Возмутительно!

Я от такой наглости потеряла дар речи, хотя обычно за словом в карман не лезу. Обвинять меня в том, что я не умерла, — верх цинизма.

Тряхнув головой, я сбросила оцепенение и заявила:

— Я жива и планирую прожить еще лет семьдесят как минимум. Так что советую поискать дочери другого жениха.

— Неслыханная дерзость! Что же вы молчите, ваша светлость? — переключилась «теща» на Аршера, — приструните вашу супругу.

— Не указывайте мне что делать, — поморщился тот в ответ.

Похоже, не меня одну эта дама выводит из себя. Да Аршер должен мне памятник поставить за то, что я спасла его от такого родства!

Неожиданно в ссору вмешался граф Дербиш.

— Не смейте оскорблять мою племянницу, леди Ньюборд! — выпалил он. — Моя Эльвенг — законная Моргари.

— До тех пор, пока жива, — усмехнулась «теща». — Но едва ли это надолго.

Слово за слово, эти двое сцепились не на шутку. Впору было запасаться попкорном и делать ставки.

Музыка стихла, гости, позабыв о танцах, следили за ходом разборок. Скандал назревал нешуточный. В конце концов, мы привлекли внимание первого человека в королевстве.

К нам приблизился статный мужчина средних лет, и придворные склонили головы:

— Ваше величество.

Только так я и узнала, кто передо мной, и тоже присела в поклоне.

Король и вопроса не успел задать, как граф Дербиш выпалил:

— С радостью сообщаю, ваше величество, что супруга главного королевского ловчего Аршера Моргари жива. А посему я прошу у вас аудиенцию. Моя Эльвенг законная Моргари и должна получить все привилегии, какие ей причитаются по статусу.

Аршер даже не повернул голову в сторону графа. Вместо этого, глядя на меня, цинично усмехнулся:

— Вы вместе это придумали? — спросил он.

— Если бы, — вздохнула. — Я в его игре такая же пешка, как и ты.

Почему-то было неприятно, что Аршер считает меня аферисткой.

— Что ж, — ответил король, — мы удовлетворяем ваше прошение, граф Дербиш. Пройдемте в наш кабинет. Ни к чему устраивать представление для публики.

Такого поворота я не ожидала. Похоже, нам предстоит разговор с самим королем. Я обернулась и посмотрела на Дайкора. Он был так близко… и вместе с тем так далеко. Ничего, доберусь до него в другой раз. Судя по всему, во дворце мне предстоит задержаться.

***

Вместе с королем они покинули бальный зал. Леди Ньюборд пыталась увязаться за ними, но король ясно дал понять, что пригласил на аудиенцию только троих — Аршера, Эльвенг и графа Дербиша. Избавившись от леди Ньюборд, все вздохнули с облегчением. Даже его величество.

Аршер вел Эльвенг по коридору вслед за вышагивающим впереди королем. Судя по направлению, они шли в кабинет его величества.

Эльвенг то и дело дергалась, пытаясь высвободить руку, но пальцы Аршера стальными кандалами обхватывали ее предплечье. Он не отпустит, пусть даже не надеется.

Столько дней ушло на ее поиски, столько бессонных ночей пережито, испытано множество сомнений и метаний. После всего этого Аршер банально был не в состоянии разжать пальцы и отпустить жену. Вдруг опять пропадет? От нее можно ожидать чего угодно.

Впрочем, он тоже хорош. Не узнал собственную жену! Но она не просто изменилась и похорошела. Перед ним стояла совершенно другая девушка. Сильная, смелая, прекрасная настолько, что больно смотреть.

От нее будто исходил свет. Весь бальный зал до ее появления словно был погружен во тьму, но вот вошла она и осветила его своей ослепительной красотой. Именно этот свет заставил Аршера подойти к девушке еще до того, как он понял, кто перед ним. Свет приманил его, он очаровал и заворожил.

Аршер чувствовал себя неловким мальчишкой. Все, что он говорил, казалось нелепым и пустым. Кровь стучала в висках, пока он отчаянно подбирал слова. Аршер терял контроль и самообладание, глядя на эту прекрасную незнакомку.

А потом граф Дербиш назвал ее по имени… И Аршер наконец понял, кто перед ним. Все его прежние мысли о жене были мыльным пузырем, и он только что лопнул. Аршеру потребовалось время, что прийти в себя после пережитого шока.

Глядя на Эльвенг, держа ее за руку, он не мог понять, что сейчас чувствует. Злился аж до красных кругов перед глазами. Казалось, придушит непокорную жену. А потом она улыбнулась, и его таким жаром обдало, что он рванул ворот рубашки, чтобы не задохнуться.

Он не понимал, зачем она пришла на бал. Эльвенг так долго бегала от него, а потом сама полезла тигру в пасть, чтобы что?.. Подразнить его? Нет, здесь что-то другое, и Аршер в этом обязательно разберется. Теперь уж точно. Эльвенг еще не в курсе, но отныне он не спустит с нее глаз.

У него к жене накопилось множество вопросов. Она ответит на все. И как она выжила, и почему скрывалась, и с какой стати проклятие не сработало. Хотя последнему он даже рад. Такая жена нужна ему живой. В ней столько Дара!

Пока шли до кабинета, Аршер осторожно проверил Эльвенг и едва не задохнулся от силы ее Дара. Прежде ничего подобного в ней не ощущалось. Что ж, Дар объяснял все перемены, произошедшие в ней — выздоровление, яркую внешность. А вот характер остался прежним, и это к лучшему. Аршеру нравился бурный нрав жены, он порядком устал от послушных и скромных дев.

— Я могу идти сама, — подтверждая свой характер, в очередной раз дернулась Эльвенг.

— Можешь, — согласился Аршер. — Но мне нравится касаться тебя. А знаешь, что самое приятное? Я имею на это полное право, жена.

Последнее слово он нарочно выделил голосом, а потом с интересом наблюдал за ее реакцией. Эльвенг промолчала, лишь передернула плечами.

«Вот так-то лучше, дорогая женушка, привыкай ко мне. Ведь я никуда не денусь, да и ты теперь тоже», — усмехнулся Аршер про себя.

Наконец, они достигли цели. Слуга распахнул позолоченную дверь кабинета с вензелем в виде единорога — главным символом Центрального королевства.

Первым в кабинет вошел король, затем Аршер провел внутрь Эльвенг, а последним проскочил юркий граф Дербиш. Все бы предпочли обойтись без него, но от пиявки легче избавиться, чем от графа.

Дверь кабинета захлопнулась, и Аршер нехотя разжал пальцы, отпуская жену. По крайней мере, отсюда она не исчезнет. Кабинет защищен магическим куполом, как и все личные покои королевской семьи.

Здесь, в небольшом пространстве по сравнению с бальным залом, Эльвенг сияла еще ярче. Аршер не мог отвести от жены взгляд. Где-то глубоко внутри него реакцией на ее свет зажглась ответная искра. Он не знал, как ее назвать, что она вообще такое — эта искра. Но одно понимал четко — именно она, когда его дни будут сочтены, угаснет в нем последней.

***

Королевский кабинет, куда мы пришли, был размером с мою квартиру в родном мире. Стены, обшитые деревом, книжные полки с древними фолиантами, у эркерного окна стол внушительных размеров и несколько кресел.

Беседа с местным правителем не входила в мои планы. Но это был тот случай, когда отказать невозможно.

Его величество занял место во главе стола. Аршер тоже устроился в кресле. Человек, позволяющий себе сесть без приглашения короля, явно обладает немалой властью. Я все отчетливее понимала, что мой муж не так прост.

На первый взгляд поза Аршера была расслабленной, но в этом спокойствии ощущалась готовность к броску. Так замирает хищник за миг до атаки.

Мы с дядей не торопились садиться. Я застыла изваянием в углу возле книжных полок, надеясь слиться с ними и стать незаметной. Дядя стоял рядом и нервно мял в руках край сюртука.

Его величество беглым взглядом изучил нашу компанию и остановился на мне.

— Ты — та самая девушка, пережившая родовое проклятие Моргари? — поинтересовался он, изучая меня с интересом.

— Зовите меня жена, которая выжила, — мрачно пошутила я, но шутку никто не оценил. В этом мире нет Гарри Поттера.

— Как ты избавилась от проклятия, дорогуша? — спросил король.

Я поморщилась. Не выношу, когда меня называют «дорогуша». Из уст короля это звучало уничижительно. Похоже, он тот еще сексист.

— Чудом, — буркнула я в ответ и покосилась на Аннабель.

Призрак никуда не делась, все так же ходила за мной. Вовсе я не избавилась от проклятия, оно по-прежнему со мной.

— Причина, без всяких сомнений, в Даре, — заявил Аршер.

— Ты говорил, что проверял ее на наличие Дара в брачную ночь и ничего не почувствовал, — заметил на это король.

— На тот момент Дара не было. Вероятно, он проявился уже после моего отъезда. Эльвенг сильно изменилась с нашей последней встречи, — ответил Аршер. — Она выздоровела и… хм, похорошела.

Показалось, или это был комплимент? Вот это действительно чудо.

— Расскажи о своем Даре, — не попросил, а приказал король. — Как ты его получила? От какого магического животного? В чем заключается твоя сила?

Шутки закончились, начался допрос. Шестое чувство подсказывало — не стану сотрудничать, применят пытки, а я не выношу боль. И вообще у меня только внешность наладилась, не хочу ее снова портить.

Отпираться я не стала. В конце концов, про Дар и так уже все известно. Поэтому рассказала как есть, умолчав лишь о некоторых деталях. Например, о том, что я не совсем Эльвенг, а пришла из другого мира. Про Аннабель тоже умолчала.

Мой рассказ был скупым и коротким — коснулась пера, ощутила жар, потом выпала из окна, а через три дня пришла в себя с новой внешностью и бессмертием в качестве бонуса.

— Очень интересно, — кивнул король, когда я умолкла.

Аршер никак не отреагировал, только смотрел хмуро. Дядя тоже помалкивал.

— Похоже, Аршер, со второй свадьбой придется повременить, а? — усмехнулся его величество. — Тебе досталась уникальная жена, поздравляю. Возможно, на ней проклятие Моргари окончательно прервется.

— Вот еще! Размечтались, — фыркнула Аннабель. Призрак была не согласна, но слышала это только я.

Именно замечание Аннабель подтолкнуло меня к действиям.

— Вообще-то, — взяла я слово, — я требую расторжения брака.

Трое мужчин уставились на меня так, будто я как минимум заблеяла. У женщины есть свое мнение — вот это поворот! Они такой подставы не ожидали.

Для меня же все было элементарно — разведусь и перестану быть женой Моргари. Призрак от меня отстанет. Но главное — Аршер не будет иметь надо мной власти. Я уже поняла, что в этом мире женщина — лишь придаток к мужчине.

Первым в себя пришел как раз Аршер:

— На каком основании ты просишь о расторжении? — спросил он, прищурившись.

Странный он все-таки. Сначала мечтал избавиться от первой жены, теперь не хочет отпускать. Определился бы уже. Что ж, он сам затеял этот разговор, пусть теперь не обижается.

— Ты забыл, что получил неуд за выполнение супружеского долга? — напомнила я. — Мое основание — отсутствие близости между супругами. Проще говоря, брачной ночи не было. Кое-кто не смог, и я сейчас говорю не о себе.

Аршер аж побагровел. Его пальцы так впились в подлокотники кресла, что раздался треск дерева. Зачем же мебель портить? Она ни в чем не виновата.

Однажды Аршер назвал меня «серой мышью», растоптав мое самолюбие. Сегодня я вернула ему этот должок.

— Я пожалел девушку на пороге смерти, — процедил он сквозь стиснутые зубы.

— Так ты признаешь, что между нами ничего не было? — подловила я.

Но закончить мысль не успела — Аршер подорвался с кресла и вмиг оказался передо мной.

— Ой! — я вжалась спиной в книжные полки.

— Я могу исправить свою досадную оплошность прямо сейчас, — предложил Аршер, горой нависая надо мной.

— Прямо… сейчас… — я шумно сглотнула. К такому супружескому рвению я точно не готова.

Не знаю, способен ли Аршер взять меня при всех прямо в кабинете короля, и проверять, если честно, не хочу. Его полностью красные радужки говорили за то, что ответ мне не понравится.

Ситуацию, как ни странно, спас дядя.

— Не слушайте мою племянницу, ваше величество, она не соображает, что говорит. И вы, ваша светлость, простите неразумную, — зачастил он. — У девочки нервы сдали. Бедняжка столько всего пережила! Поверьте, она счастлива быть женой главного королевского ловчего.

— Но не так сильно, как вы счастливы породниться с родом Моргари, верно? — хмыкнул король. А потом обратился ко мне: — Я рассмотрю твое прошение в ближайшее время, дорогуша. Но сначала мы желаем знать все о твоем Даре.

Аршеру пришлось отойти от меня, но расслабляться было рано — муж не сводил с меня алого взгляда. Злится. Что ж, я тоже порядком возмущена его поведением.

— Я рассказала о нем все, что знаю, — ответила я королю.

— В таком случае нам нужен тот, кто расскажет о твоем Даре то, чего не знаешь даже ты.

— Дайкор, — Аршер первый догадался, о ком идет речь, и поморщился.

— Мы тоже не в восторге, поверь, — кивнул король. — Но больше обратиться не к кому.

Услышав имя мудреца, я замерла в предвкушении. Я все-таки познакомлюсь сегодня с Дайкором! Конечно, в присутствии посторонних мне с ним не поговорить о возвращении домой, но у меня еще будет на это время.

Вот только непонятно, почему другие так реагируют на его упоминание. Как будто бы они предпочли избежать встречи с ним.

Король позвонил в колокольчик на столе, и на призыв тут же пришел лакей.

— Вели Дайкору немедленно явиться к нам, — приказал его величество.

Я ждала появления Дайкора, не сводя глаз с двери. Аж дыхание задержала. И вот, наконец, он пришел.

Загрузка...