Глава 27. Об ответном стриптизе

— Твой муж здесь, — из стены палатки наполовину высунулась Аннабель.

Вот уж предупредила, так предупредила. Большое спасибо! А то я не заметила Аршера в шаге от себя. Есть такая присказка «лучше поздно, чем никогда». Так вот это совершенно не тот случай.

По моему взгляду Аннабель поняла, что напортачила, и поспешила скрыться. Мы с Аршером снова остались одни, и все мое негодование переключилось обратно на мужа.

Имеет он право любоваться, видите ли. Едва он это заявил, как меня накрыла волна злости. День, скажем прямо, у меня не задался. Сперва жар-птица заявила, что домой мне вернуться не светит. Затем я узнала, что Аршер использовал меня ради прихоти короля. Потом леди Ньюборд добавила порцию гадостей от себя. Ох, не тот момент Аршер выбрал, чтобы качать права, ох не тот.

Он хочет смотреть? Пусть смотрит! Только пускай помнит: я как огонь — можно смотреть, нельзя трогать. Недаром во мне живет Дар жар-птицы.

— Раз уж ты здесь, подай полотенце, — попросила я. — Вода остыла, а здесь довольно прохладно. Ты же не хочешь, чтобы твоя жена простудилась?

— Что ты, как можно, — хмыкнул Аршер, принимая условия игры.

Видимо, настал мой черед устраивать стриптиз. Я буду не я, если исполню его хуже, чем Аршер в свое время.

Это было волнительно. Во рту пересохло, а сердце стучало в ускоренном темпе, порождая нервную дрожь в теле. А тут еще Аршер взял полотенце, но к лохани не подошел. Остановился в отдалении и вытянул руку с полотенцем в мою сторону. Если хочу его взять, придется подняться из воды.

Аршер смотрел с насмешкой. Он был уверен — я этого не сделаю, сдамся и буду молить о снисхождении. Не передать, до чего приятно было стереть усмешку с его лица! Приподнятые уголки его губ опустились вниз, когда я поднялась в лохани и выпрямилась в полный рост.

Взгляд мужа окатил кипятком. Он был намного горячее воды, из которой я только что вынырнула. Аршер желал меня. Женщина чувствует такие вещи. Мы умеем считывать страсть в чуть подрагивающих руках мужчины, в его расширенных зрачках и охрипшем голосе.

Мой стриптиз однозначно вышел более дерзким, чем в свое время у Аршера. Я не раздевалась постепенно, зато на мне действительно не было одежды. Совсем. И в то же время моя нагота была прикрыта длинными волосами. Они, намокнув, облепили тело во всех стратегически важных местах.

И вот я стояла перед Аршером, пока вода стекала по моей коже и волосам. Со стороны я была похожа на Венеру, вышедшую из пены морской, с картины Боттичелли «Рождение Венеры». По крайней мере, муж впечатлился.

Он так и застыл с вытянутой рукой и зажатым в ней полотенцем. Не сводящий с меня глаз, оглушенный и ошеломленный, дышащий тяжело и неровно.

В палатке повисла напряженная тишина. Слышно было только, как капли с моего тела падают в воду — кап… кап… кап…. И еще, если прислушаться, как стучат наши сердца. Мое и Аршера. Нервно и возбужденно — тутум-тутум-тутум. Точно скоростной поезд мчится в тоннель.

А потом Аршер неожиданно разорвал порочный круг тишины, хрипло выдохнув:

— Пятерка.

— Что? — я будто очнулась ото сна и часто заморгала.

— Моя оценка — пять.

— Ты оцениваешь меня по моей же системе? — возмутилась я.

— И заметь, я поставил тебе высший балл, — усмехнулся он нагло.

Окончательно рассвирепев, я потянулась и выхватила из руки Аршера полотенце. Секунда — и я уже обмотала полотенце вокруг туловища. Благо оно большое, скрыло все от груди до колен.

В этом наряде я выбралась из лохани. Вот только далеко не ушла, Аршер перехватил. Встал у меня на пути, заслонив проход. Мы не касались друг друга, между нами оставалась прослойка свободного пространства в сантиметр. Но воздух все равно искрился от напряжения.

— За твое поведение сегодня в лесу мне следует выпороть тебя. Я слишком снисходителен к тебе и многое прощаю. И что я получаю взамен? Ничего! Сколько еще ты будешь изводить меня? — выдохнул Аршер. — Ты все-таки моя жена, и я имею право…

Он осекся. Видимо, понял по выражению моего лица, что я думаю о его правах. Зря он опять к ним вернулся.

— Ты еще скажи, что я обязана, — вспылила в ответ.

— Нет, — качнул он головой, — но ты можешь быть добрее ко мне. Я уже всю правую ладонь натер, думая о тебе!

Любая приличная барышня этого мира должна была покраснеть после такого признания от мужчины, а то и вовсе упасть в обморок. Аршер наверняка ожидал от меня именно этого. Но я не любая и, чего уж там, не совсем приличная.

Вместо обморока я заявила мужу:

— У тебя есть еще левая рука.

Аршер удивленно моргнул, переваривая мои слова. Мне снова удалось его поразить. В который раз? Я сбилась со счета. Но, похоже, ему это нравится. Ведь его реакция была далека от агрессивной.

Запрокинув голову, он расхохотался. А отсмеявшись, заявил:

— Ты невероятная девушка, Эльвенг Моргари, — он наклонился ближе и добавил шепотом: — Я могу взять тебя силой, но я не стану этого делать. Знаешь почему? Так неинтересно. Ты сама должна отдаться мне. Однажды я покорю тебя, Элия. И это будет один из лучших дней в моей жизни.

Ловчий, что с него взять. Инстинкт охотника работал у Аршера на полную. И в этот раз он выбрал добычей меня. Со всей обреченностью я поняла — муж не отстанет. Если уж начал охоту, то доведет ее до победного конца.

Я могла сдаться прямо сейчас. Жар-птица ясно дала понять, что домой мне не вернуться. Значит, надо устраиваться на новом месте. А здесь Аршер — мой муж, бегать от него постоянно невозможно. Он говорил, что везде меня найдет, и я ему верила.

Это был голос разума. Но он не единственный звучал в моей голове. Был и другой, куда менее приятный голос: «Как искусно он изображал заботливого мужа. Все ради того, чтобы ты не сбежала. Нет, Аршер Моргари не способен на любовь».

Этот мерзкий голос принадлежал леди Ньюборд. Она добилась своего. Я смотрела на Аршера, и ее слова снова и снова звучали в моих мыслях. Они напрочь отбивали всякое желание. Точно пожарный гидрант гасили те очаги огня, что вспыхивали в моем теле.

Леди Ньюборд надо запатентовать себя в качестве противозачаточного. Отбоя не будет от желающих.

— Может, однажды ты в самом деле добьешься своего, Аршер, — я попятилась, увеличивая расстояние между нами, — но точно не сегодня.

— Что ж, — кивнул он, — я терпеливый.

А еще Аршер Моргари настойчивый. Несмотря на мой отказ, он никуда не ушел.

— Где мне, по-твоему, ночевать? В поле? — возмутился он, когда я указала ему на выход из палатки. — Прости, но эта палатка рассчитана на двоих. И я буду спать в своей постели, а ты поступай как пожелаешь.

Снова мы вернулись к тому, с чего начали — к совместному сну в одной кровати. Пока я за ширмой переоделась в ночную сорочку, Аршер уже занял свою половину кровати. Но, как ни странно, дискомфорта по этому поводу я не испытывала. Похоже, привыкаю к мужу. Еще бы он не был негодяем… все тогда могло сложиться иначе.

В этот раз я легко уснула. Сегодня именно Аршер ворочался без сна, то и дело вздыхая. Должно быть, вспоминал меня без одежды. Что ж, как я и сказала, у него есть еще левая рука. Пусть пользуется и не благодарит за подсказку.

Уснула-то я быстро, вот только проспала недолго. Проснулась от того, что мне невыносимо жарко. Придя в себя, обнаружила, что моя голова лежит на плече Аршера, а руками он обнимает меня за талию и крепко прижимает к себе.

Я осторожно вдохнула, вместе с воздухом втягивая запах кожи Аршера. Он пах лесом — мхом, листвой и самую малость кровью. Видимо, последняя часть запаха принадлежит его второй, животной ипостаси.

Неужели я сама придвинулась к мужу? Фрейд бы многое на это сказал… Бессознательное, тайные желания и все такое. Но раз уж я решила дать бой Аршеру, со своим бессознательным тоже как-нибудь справлюсь.

Мне стоило отстраниться, но вместо этого я застыла. Аршер, почуяв мое сомнение, подтянул меня ближе. Я проскользила по обнаженному мужскому торсу прямиком к приоткрытым губам. Дыхание Аршера коснулось моего лица.

Под правой ладонью я ощущала стук сердца. Его ритм набирал обороты. Именно по нему я определила — Аршер тоже не спит. Он выжидает. Затаился, как лев на охоте, и ждет, когда глупенькая лань потеряет бдительность.

Вот только лань в этот раз льву досталась вредная.

— Будь добр, — громко и четко произнесла я, — убери руки. И не притворяйся, я знаю, что ты не спишь.

— Как ты меня вычислила? — приоткрыл глаза Аршер.

— По частям тела, — буркнула я, не вдаваясь в подробности, и напомнила: — Руки.

Аршер нехотя отпустил меня, и я тут же скатилась с него обратно на матрас, а потом отодвинулась на свою сторону кровати. Как можно дальше от искушения. Чуть покрутилась и снова уснула.

А когда проснулась в очередной раз, снова обнаружила себя прижатой к мужской груди. Да что ж это такое! В этот раз будить Аршера не стала. Вместо этого, возмущенно сопя, высвободилась сама и отодвинулась.

Но во второй раз быстро уснуть не вышло. Именно благодаря этой задержке я поймала Аршера с поличным. Вовсе не я придвигаюсь к мужу, это все он — сгребает меня в охапку и притягивает к себе. Хоть во сне, но потискает жену.

Пальцы Аршера пробежали по моим позвонкам вверх и запутались в распущенных волосах. Он судорожно вздохнул, и я ощутила, как напряглись мышцы его пресса под моей ладонью.

Аршер дышал коротко и рвано. Его пальцы поглаживали мой затылок, заставляя расслабиться и млеть в его объятиях. Я чувствовала: еще немного — и все зайдет слишком далеко. Так далеко, что я буду не в силах это остановить. Никто нам не помешает, даже Аннабель. Она так и не вернулась в палатку, оставив нас наедине.

Вот только злость напополам с обидой никуда не делась. Им требовалось время и доказательства, что Аршер не чудовище, каким все его считают. И я сейчас не про вторую ипостась говорю. Она меня как раз не пугала, а вот человеческие качества моего мужа — очень даже.

— Пусти, — тихо попросила я.

Аршер вздохнул, но хватку ослабил. Я тут же повернулась к нему спиной, а в следующий миг на мой зад опустилась широкая мужская ладонь.

— Не трогай меня! — возмутилась.

— Я и не трогаю, — заверил Аршер.

— Нет, ты трогаешь. Твоя рука на моей пятой точке.

— Это рефлекс.

Пришлось перевернуться, чтобы сбросить его руку. Я была готова к дальнейшей борьбе, но, как оказалось, зря. Аршер встал, предоставляя кровать в мое единоличное распоряжение. Спи хоть поперек.

— Ты куда? — поинтересовалась я. — Еще ночь.

— Пойду спать в поле, — проворчал он. — Рядом с тобой все равно не уснуть. Ты — раздражитель неимоверной силы!

Ворча что-то себе под нос, Аршер покинул палатку, и внутрь тут же влетела Аннабель.

— Я так понимаю, супружеская ночь не состоялась, — заметила она.

— Хоть ты не лезь, — буркнула я и укрылась покрывалом с головой.

Все, я в домике и никого не хочу видеть. По крайней мере, до утра.

Загрузка...