Глава 40. Об условиях и союзах

Первым делом я потребовала, чтобы меня перевели в более комфортабельные условия. Подвалы дворца, прямо скажем, не пришлись мне по вкусу.

Его величество лично сопроводил меня в мои бывшие покои. По дороге мы обсуждали нюансы нашего соглашения и горячо спорили. Благо теперь у меня появились рычаги давления. Король, осознав, что Дар у меня не забрать, был готов пойти на уступки.

— У меня несколько условий, — заявила я. — Во-первых, снимите ошейники с меня и моей собаки.

— Ты хотела сказать «с моего кровожадного перевертыша», — поправил король.

— У каждого свои недостатки, — пожала я плечами. — Я люблю Исчадие такой, какая она есть.

В ответ болонка разразилась визгливым лаем. Надеюсь, это тоже признание в любви, а не пожелание пойти куда подальше со своими чувствами.

— Я выполню твое условие, но если ты думаешь, что вторая ипостась поможет тебе сбежать, но имей в виду — в нашей охране есть менталист, — король кивнул себя за спину.

Я обернулась и узнала в одном из охранников того самого парня, что обезвредил Аршера. О Дарах еще трех могла лишь догадываться, но наверняка им тоже присущи какие-то сверхспособности. Король любит окружать себя одаренными.

— Куда мне бежать? — пожала я плечами. — Все равно ведь найдете.

— Верно, — согласился король и щелкнул пальцами.

По его приказу с нас сняли ошейники, и болонка, радостно виляя хвостом, потрусила впереди нас, а я с удовольствием потерла шею.

— Теперь второе условие…

— Сколько их будет? — перебил король. — Мы хотим сразу знать, к чему готовиться.

— Всего три, не так уж много, — успокоила я и продолжила: — Итак, второе условие — освободите Аршера из-под стражи и не забудьте с него тоже снять ошейник. Он не животное.

— Твой муж совершил государственную измену.

— Он спасал свою жену.

— И чуть не угробил нашу дочь!

Мы с королем остановились прямо посреди коридора — друг напротив друга, руки в боки, взгляды метают молнии. Личная охрана его величества мялась в сторонке, не зная, что предпринять. Они впервые видели, чтобы кто-то возражал королю, тем более спорил с ним.

Но их ждал еще больший шок — после нескольких минут пререканий король мне уступил. Сделал он это сразу после того, как я заявила:

— Не забывайте, я помогаю не вам, а принцессе. Ребенок не виноват, что у нее такой отец. Теперь я здесь главная. Смиритесь.

— Ладно, — махнул король рукой, — мы помилуем Аршера Моргари.

— А когда все закончится и принцесса будет спасена, вы отпустите нас, — быстро вставила я, пока он не передумал. — Это мое третье и последнее условие.

— Повезло Аршеру с женой, — хмыкнул его величество. — Будь по-твоему.

— Одного вашего слова недостаточно. Вдруг передумаете? Подпишем договор — я спасаю вашу дочь, вы прощаете нам измену, — сказала я и, опомнившись, вежливо добавила: — ваше величество.

Консенсуса мы достигли как раз на пороге моих покоев.

— Если вы не против, прямо сейчас мне требуется отдых. Хочу привести себя в порядок после дворцовой темницы, — сказала я.

— Поторопись, — кивнул король. — Наша дочь не может ждать долго. Ей все хуже и хуже.

Перед уходом он поставил гвардейцев у двери покоев. Понятное дело, что теперь меня будут стеречь еще тщательнее, но я и не думала о побеге. Все равно это бесполезно. Дворец напичкан одаренными гвардейцами, которые вмиг меня скрутят. Я даже шагу за порог не успею сделать.

Вместо этого размышляла о принцессе — маленькой больной девочке, отчаянно нуждающейся в моей помощи. Я должна хотя бы попытаться ее спасти.

— Спасибо, Аннабель, — оказавшись в покоях, я первым делом поблагодарила призрака. — Ты спасла мне жизнь.

— Была рада помочь, — важно кивнула она.

Я в самом деле оценила ее поступок. Ведь могла ничего не делать, просто дождаться, пока Малум заберет мой Дар и, возможно, прикончит меня в процессе. А если нет, то завершить после этого дело сама. Но вместо этого Аннабель, пожертвовав шансом упокоиться хотя бы на время, спасла меня.

— Я сдержу свое слово, — заверила я призрака. — Мы обязательно освободим твоего возлюбленного. Проклятие будет снято, и ты навсегда покинешь мир живых.

— Я тебе верю, — кивнула Аннабель.

— А ты еще тот тихий омут, — поддела я. — Такая скромница, а в любовниках дракон.

— При жизни я была другой, — ответила она. — Предательство отца и смерть от руки старшего брата оставили на мне отпечаток и изменили меня не в лучшую сторону.

— Сочувствую, — вздохнула я. — Представляю, как тяжело тебе было.

Это была интересная тема для разговора, но у меня куча дел, а времени в обрез, болтать некогда, поэтому я сразу отправилась в ванную. Мне жизненно необходимо смыть с себя запах пыточной и слюни виконта. Чем скорее, тем лучше.

— Горничная! — позвала я, так как сама не могла избавиться от платья.

В ответ на мой призыв из спальни вышла та, кого я совсем не ожидала увидеть. Старая добрая няня! Граф Дербиш сдержал слово и прислал ее ко мне.

— Нянюшка! — я бросилась в ее объятия. Может, не она меня вырастила, но не в последнюю очередь благодаря ей я неплохо устроилась в новом мире.

— Моя милая девочка, — она обняла меня в ответ и погладила по волосам.

Обманывать ее было совестно, все же я не Эльвенг. Но правда ее расстроит, а она в возрасте, ей такие переживания противопоказаны, так что я решила играть роль до конца.

Няня помогла мне раздеться, помыться и привести себя в порядок. Я была уже готова, когда дверь в покои распахнулась без стука. Мне даже не надо было смотреть, кто пришел. Естественно, Аршер. Это его манера.

Я испытывала смешанные чувства при виде мужа. С одной стороны, хорошо, что король сдержал слово и отпустил его. С другой, я была дико зла на Аршера за отказ отпустить дракона. Появление гвардейцев прервало нашу ссору в самом разгаре, но даже после всего случившегося я не остыла.

— Элия, ты в порядке? — муж устремился ко мне.

Хотел обнять, но я выставила руки перед собой.

— Я снова потерял доступ к телу? — нахмурился он.

— А как ты думаешь? — не выдержав, вспылила я. — Ты хочешь сделать наших детей несчастными. Обречь их на жизнь с проклятием и на убийство невинных девушек.

— А ты хочешь сделать их слабыми! — рявкнул Аршер в ответ.

От столь грубого ответа я невольно отшатнулась. Аршер увидел это и изменился в лице. Понял, что сказал лишнее, но слов не воротишь.

Пока еще не поздно, он поспешил все исправить:

— Я не могу потерять тебя, — хрипло признался Аршер и шагнул ко мне. Ему все же удалось пусть не обнять меня, но схватить мою руку и прижать к своей груди. — Слышишь, как стучит сердце? Это из-за тебя. Каждый раз рядом с тобой оно сбивается с ритма. Я волнуюсь как мальчишка и отчаянно боюсь все испортить.

Я действительно ощущала эти бешеные удары. Каждый прямо в мою ладонь. Сердце Аршера словно пыталось достучаться до меня. Оно умоляло о снисхождении, и я ничего так не хотела, как простить мужа.

Но Аннабель, страдающая вот уже несколько веков… дракон, мучающийся в подвале… погибшие ни за что девушки… они стояли перед моими глазами, словно те кровавые мальчики из трагедии Пушкина. У меня не получалось смириться с тем, что в силах Аршера все это прекратить, но он отказывается.

— Я так не могу, — качнула я головой. — Ты сам отталкиваешь меня. Невозможно построить счастье на чужих страданиях.

— Почему для тебя так важны другие? — не понимал Аршер. — Тебе мало моей любви? Мало… меня?

Я не знала, что на это ответить. Аршер вырос в абсолютно другом мире, с другими законами и другой моралью. Мы настолько по-разному смотрим на вещи, что даже страшно. Неужели нам никогда не понять друг друга?

От необходимости отвечать меня спасла няня.

— Кхм, — кашлянула она, прерывая наш диалог.

— В чем дело? — обернулась я к ней с облегчением. Этот разговор стал непосильно тяжелым для меня.

Аршер наоборот сник, и я наконец освободила свою руку из его хватки.

— Совсем забыла, — ответила няня. — Тебе пришло письмо. Вот.

Я забрала у нее конверт и увидела на нем имя Аланы. Пока я гуляла по замку Моргари в поисках истока проклятия, медиум провела исследование и многое выяснила про черных сущностей.

Торопливо вскрыв конверт, я пробежала глазами послание медиума и заявила:

— Я знаю, как помочь принцессе.


Сейчас было не до супружеских разборок, и мы с мужем отложили разговор до лучших времен. В конце концов, речь шла не только о жизни принцессы, но и о наших жизнях. Не справимся, и ничего хорошего нас не ждет.

Спустя полчаса я вошла в покои принцессы во всеоружии. С Аршером, Исчадие и Аннабель, а главное — с письмом Аланы в руках.

В покоях девочки опять было не протолкнуться. Присутствовали все те же лица — король с женой, врач и Дайкор, что меня обрадовало, с Джошем. Аршер выполнил мою просьбу и не сдал мальчишку. Тот покраснел при виде меня и опустил голову к полу. Стыдно ему. И правильно, он знатно набедокурил.

Кому я удивилась, так это наследному принцу и Рэйфу. Они-то что здесь забыли? Похоже, всех во дворце волнует состояние принцессы.

Но если все думают, что я, как и в прошлый раз, буду давать представление на широкую публику, то их ждет неприятный сюрприз. Я была настроена остаться с девочкой наедине, но сперва решу насущные проблемы.

— Где договор, о котором я просила? — поинтересовалась у короля. — Я начну лечение только после того, как мы его подпишем.

Его величество поморщился, но протянул мне свиток. Я даже разворачивать его не стала, сразу отдала Аршеру. Он лучше меня разбирается в местной юриспруденции. Пусть прочтет и скажет — защитит нас договор или нет.

Аршер читал долго и вдумчиво. Все аж устали ждать. Наконец он кивнул:

— Все в порядке, подписывай. Договор магический, его невозможно нарушить.

Король пододвинул ко мне чернильницу с пером, и я поставила свою подпись. А после меня и он расписался под договором. Вот и все, дело сделано. Остался «сущий пустяк» спасти принцессу.

Я начала с небольшой лекции для собравшихся.

— Вот здесь кроется разгадка того, что происходит с принцессой, — я потрясла письмом Аланы над головой так, чтобы все видели. — Моя подруга — одна из лучших учениц Академии Даров. Я описала ей сущность, которую я видела рядом с принцессой, и вот что Алана выяснила о ней.

Я не стала вдаваться в подробности и говорить, что сущность видела не я, а призрак. Ни к чему упоминать Аннабель. Хватит с них и того, что я рассказала.

— Поначалу мы с Аланой решили, что это демон, но мы ошиблись. Демоны не присасываются к людям подобно пиявкам и не выпивают из них жизнь. — При этих словах я посмотрела на короля. Что-то похожее он пытался провернуть со мной и наверняка делал с другими, а теперь узнал, что это происходит с его дочерью. Карма? Я бы на его месте поверила в ее реальность. — Это существо называется душегуб. Он создан при помощи Дара. Это монстр, медленно, но верно убивающий свою жертву. Душегубы не появляются сами по себе и не нападают на людей, их должен кто-то наслать.

— Ты хочешь сказать, что кто-то целенаправленно убивает нашу дочь? — произнес король.

— Ох, — королева побледнела и рухнула в кресло.

— Это говорю не я, а древние рукописи Академии Даров, — ответила. — Именно там Алана нашла описание душегуба. Я не вижу в этом ничего удивительного, у вас наверняка хватает врагов.

«С вашим-то поведением», — добавила уже про себя. Затем вытащила из конверта несколько сложенных пополам листов — копии страниц той рукописи, что читала Алана. Она приложила их к письму в качестве доказательств.

Листов было два — на одном текст, на втором — черно-белое изображение душегуба. Последнее я еще в своих покоях показала Аннабель, и призрак подтвердила, что видела именно это рядом с принцессой.

Я передала листы королю. Он внимательно их изучил и протянул врачу. Так, один за другим, листы обошли всех.

Когда они дошли до мудреца, король поинтересовался у него:

— Дайкор, ты прежде слышал о душегубах? Они в самом деле существуют?

— Познание — мое ремесло, — ответил Дайкор в своей манере. — Мне знакома высшая правда.

Все, не сговариваясь, посмотрели ни Джоша, и мальчик перевел:

— Уважаемый Дайкор подтверждает существование душегубов.

— Почему же он с самого начала не сказал, кто мучает принцессу? — всплеснула я руками.

— Мудрец только отвечает на заданные вопросы, — вздохнул король.

То есть пока не задашь правильный вопрос, Дайкор сам ничего не скажет? Так себе у него Дар, с гнильцой. Не удивлюсь, если подобные ограничения нарочно создали магические животные, чтобы люди не слишком хорошо жили с Дарами, отобранными силой.

— Ты знаешь, как избавиться от душегуба? — обратился король уже ко мне. — В отрывке из рукописи об этом ничего не сказано.

Он был прав. В тех листах, что я им дала, такой информации нет. Вся моя надежда была на Аннабель и ее способности видеть существо.

— У меня есть идея, как это сделать, — кивнула я. — Но для лечения я должна остаться с принцессой наедине.

— Это обязательно? — уточнила королева.

— Иначе никак, — развела я руками.

— Не позволяйте ей этого! — возмутился наследный принц. — Может, она сама наслала душегуба и теперь ищет предлог, чтобы остаться с Мириам и закончить дело.

Прямо удивительно, как горячо принц заступается за сестру. Что-то я прежде не замечала, чтобы его интересовал кто-то кроме него самого.

К счастью, король не привык прислушиваться к сыну. Обдумав ситуацию, он принял решение:

— Мы покинем покои и будем ждать за дверью. Если с Мириам что-то случится…

— Гвардейцы схватят меня и казнят, — закончила я за него.

— Нет, — качнул головой его величество. — Твой Дар бессмертия не позволит тебя убить. Но другие, в отличие от тебя, смертны, — он посмотрел на Аршера.

Теперь понятно, почему мужа допустили в покои принцессы. Он здесь в качестве рычага давления. Ничего не скажешь, король меня подбодрил. Вот это, я понимаю, мотивация! Мы на программе «Спаси или умри», и все решится в ближайший час.

Приказа короля никто не посмел ослушаться. Даже его родные. Как королева ни хотела остаться рядом с дочерью, а тоже вышла в коридор. Туда же отправился наследник и все прочие.

— Мне тоже уйти? — уточнил Аршер.

— Да, — кивнула я. Прямо сейчас вид мужа-мучителя драконов больше раздражал меня, чем успокаивал.

Последним вышел король. Проходя мимо меня, он не удержался от повторной угрозы:

— Если ты мне солгала, то всем, кто хоть что-то значит для тебя, конец.

Я сглотнула ком в горле. То есть речь не только об Аршере. Няня, Исчадие, даже Алана и многие другие пострадают, если я не справлюсь. Прямо скажем, это хороший стимул.

— Желаю удачи… — кивнул его величество напоследок и резко умолк.

Он хотел это сказать, я видела. Даже губы сложил так, что я почти услышала звук «дэ», но в последний момент сдержался. Вот это сила воли! Я оценила. Перевоспитание его королевского величества идет полным ходом.

Наконец, дверь покоев закрылась. Мы с принцессой остались наедине. Ну почти. Если не считать Аннабель и Исчадие.

Можно приступать.

Загрузка...