Глава 25. О том, что нашу девушку рогами не испугать

Все происходило слишком быстро. Ловчие стреляли арканами и сетями из арбалетов в попытке поймать жар-птицу. Та в свою очередь металась между ветвями, уворачиваясь от сетей.

Людям было сложно прицелиться из-за яркого света. Они толком не могли смотреть на жар-птицу. Все это напоминало охоту на солнце. Ловчие стреляли куда попало. Раскрытые сети падали вниз на них же, люди путались и падали, проклиная всех на свете пернатых.

Жар-птица сверху дополнительно сыпала искрами, отчего одежда ловчих вспыхивала, как сухой хворост. И вот уже ловчие, забыв о том, что они на охоте, вместо ловли магического животного тушили друг друга. В общем, творилась полная неразбериха.

А тут еще Исчадие внесла свою лепту в бардак. Едва над Эльвенг нависла угроза, как болонка сменила ипостась. Как хозяйке плохо, так за дело сразу берется адский пес. А как у меня проблемы, так с меня и болонки хватит.

С громогласным «Гав!» Исчадие вцепилась в филейную часть ближайшего ловчего и затрясла головой в попытке оторвать от него сочный кусок. Ловчий завопил фальцетом. На помощь ему поспешил товарищ и прицелился в Исчадие из арбалета.

Спокойно смотреть на это я не стала. Подхватив с земли увесистую ветку, огрела ею ловчего с арбалетом.

— Не тронь! Мою! Собачку! — каждое слово я сопровождала ударом ветки по голове мужчины и, в конце концов, вырубила его.

Так на пару с Исчадием мы разобрались с двумя ловчими, но их все еще было слишком много. К счастью, жар-птица оказалась не робкого десятка. Смотреть, как лихо она обводит охотников вокруг пальца, было приятно. Мои симпатии однозначно были на ее стороне. Пусть даже она против воли перенесла меня в чужой мир. Но именно потому, что мне известно — каково это быть использованной, я не желала того же Эльвенг.

Скоро стало ясно, что я сделала ставку на победителя. Недолго пометавшись по поляне, жар-птица прорвалась через плотные кроны деревьев и взмыла высоко в небо. Туда, где сетям ее уже не достать.

Следом за жар-птицей с места сорвалась Исчадие — припустила со всех лап прямиком в лесную чащу.

— Стой, куда?! — закричала я, но черный пес даже не обернулся. Он несся на всех парах за своей истинной хозяйкой. — Да и черт с тобой, вредина! Ты мне все равно не нравилась! — всхлипнула я. — Надеюсь, ты будешь счастлива в своем лесу. Нахватаешься блох и клещей, ко мне жаловаться не приходи.

— Я тоже буду по ней скучать, — вздохнула Аннабель.

— Мне плевать, — передернула я плечами.

— Я так и поняла, — кивнула призрак. — Очевидно же, что ты кричишь и плачешь, потому что тебе все равно.

Но была и хорошая новость — за жар-птицей ловчим было уже не угнаться. Ее свет стремительно угасал вдали.

— Упустили, — Аршер ударил кулаком по ближайшему стволу.

Несчастное дерево содрогнулось, и с него облетела большая часть листвы. Аршер один из немногих, кто остался на ногах. Другие ловчие валялись на земле в неестественных позах, запутавшись в собственных сетях. Они стонали и умоляли их освободить, и Аршеру пришлось, достав кинжал, резать путы.

Как будто мало было того, что уже случилось, так тут еще на поляне появился король собственной персоной.

— Вы ее поймали? Где она? — его величество потребовал немедленного отчета.

— Жар-птице удалось сбежать, — Аршер нехотя признал поражение.

— Что?! — взревел король. — Это был наш единственный шанс! Где теперь ее искать?

— Нигде, — вместо Аршера ответила я. — Вы ее больше не увидите.

Король резко повернулся ко мне, и я невольно отшатнулась, такое у него было страшное лицо. Искаженное гневом, буквально звериное.

— Молчи, — шепнула мне Аннабель. — Или тебе конец.

Совет был дельный, но во мне клокотала злость напополам с обидой — ужасный коктейль, та еще отрава для здравого смысла. Меня использовали! Я была приманкой для жар-птицы. Вот ради чего меня пригласили на охоту и пустили в Зачарованный лес.

А потом я вроде как сбежала от многорукого охранника. Ха! Как же! Мне позволили сбежать. Нарочно. Рассчитывали, что я найду жар-птицу, а сами все это время следили за мной. Видимо, на приличном расстоянии, чтобы я ничего не заподозрила. Только поэтому мне удалось хоть немного поговорить с Эльвенг без свидетелей. Но теперь она считает меня предательницей и будет избегать новых встреч. Я сказала королю чистую правду: мы оба вряд ли когда-нибудь еще увидим жар-птицу.

И во всем этом виноват мой муж. Не передать, как я была на него зла! Аршеру повезло, что Исчадие убежала в лес, а не то я бы натравила на него адского пса и с наслаждением смотрела, как тот рвет его на части.

— Что ж, дорогуша, — произнес король, — жар-птицу мы действительно упустили, но у нас есть ты.

Он пошел прямо на меня и даже рукой потянулся, словно собирался схватить. Но вмешался Аршер, отвлекая короля.

— Ваше величество, мы продолжаем охоту на Дар для наследника? — спросил он.

Король остановился. Смерил меня презрительным взглядом, а затем отвернулся.

— Не спускай с нее глаз, — приказал он Аршеру. — Отвечаешь за нее головой.

— Разумеется, — кивнул тот.

Перепоручив меня мужу, его величество переключился на других ловчих.

— Чего развалились, как на отдыхе? — прикрикнул он на них. — Охота в самом разгаре. Поднимайтесь и вперед! Поймайте нам единорога. Хоть на это вы способны, бездари?

Кряхтя и охая, ловчие спешили выполнить королевский приказ. Вскоре на поляне остались только мы с Аршером.

— Идем, — сказал он. — В Зачарованном лесу опасно отбиваться от группы.

— Это не помешало тебе бросить меня в прошлый раз, — заметила я.

— Ты была под наблюдением, тебе ничего не угрожало.

— Так и знала, что ты тоже замешан! — вспылила я. — Я разочарована в тебе, Аршер Моргари. Использовать жену в качестве наживки… как это низко!

— Мне жаль, что так вышло, но выбора не было, — он даже не подумал извиниться. — Пусть лучше пострадает жар-птица, чем ты.

— То есть ты так проявлял заботу обо мне? — фыркнула я.

— Ты не понимаешь, — теперь уже вспылил Аршер. — Дочь короля смертельно больна. Никто не знает, в чем причина. Лекари бессильны. Принцессу может спасти только чудо.

— И это чудо… я.

— Для короля ты — ответ на его молитвы. Я хорошо знаю Бенедикта и осознаю, на что он способен. Если ради спасения принцессы потребуется убить тебя, он это сделает. Ты должна быть мне благодарна! Я старался ради тебя.

С ума сойти! Аршер использовал меня и реально ждал благодарности. Да я едва сдерживалась, чтобы не врезать ему.

Он не понимал, что натворил. Был убежден, что действовал в моих интересах. А жар-птица… ему на нее плевать. Аршер — охотник, убивать таких, как она, естественно для него.

Мне стало зябко, и я обхватила себя руками за плечи. Вот так попала… У короля — дочь, у кого-нибудь другого — сын или родители, кто-то сам болен или просто стар и не прочь продлить жизнь. Сколько таких еще будет? Бесконечное множество!

И никакой возможности сбежать из этого чужого, враждебного мира. Придется как-то выживать здесь, среди людей, которые только и делают, что мечтают отобрать мой Дар или хотя бы поживиться за его счет.

А как насчет Аршера? Он на моей стороне? Уверенности в этом у меня не было, но, по крайней мере, сегодня он спас меня от королевского гнева. И все же он использовал меня. Не знаю, смогу ли простить такое.

— Что же мне делать? — пробормотала я, говоря сама с собой.

Но Аршер ответил:

— Для начала перестань злить короля. И заодно меня.

— Насчет тебя обещать ничего не могу.

В ответ Аршер только хмыкнул. Ничего другого от своей несносной жены он и не ожидал.

— Пошли, догоним остальных, — снова предложил он.

На этот раз я не возражала и двинулась за ним следом. Остаться одной в лесу я точно не хотела. Аннабель не в счет, от нее все равно никакой помощи.

Не прошли мы и пары шагов, как из кустов выпрыгнула огромная кошка. Наш разговор на повышенных тонах привлек ее внимание. Кошка приземлилась прямо перед нами — черная как пантера, а еще такая же когтистая и зубастая. Пригнув голову к земле, дикая кошка грозно зарычала.

И тут Аршер сделал то, чего я от него никак не ожидала. Он загородил меня собой.

Муж защищал меня, прекрасно зная, что я — бессмертная. Если дикая кошка нападет, из нас двоих как раз я не пострадаю. Любой другой, напротив, спрятался бы за мою спину. Но только не Аршер… Он рисковал собственной жизнью ради того, чтобы я в очередной раз не переживала неприятный момент смерти и воскрешения. Ему определенно удалось меня поразить.

Вон Аннабель хоть и призрак, а спряталась за мной.

— Нам всем конец, — еще и запричитала.

В этот раз я не нашлась, что ей возразить.

***

Пард — животное опасное само по себе. А если к клыкам и когтям прибавить его магические способности — умение молниеносно перемещаться, — то станет ясно, что спастись от него практически невозможно.

Именно из-за таких обитателей Зачарованного леса Аршер просил Эльвенг быть осторожнее. Здесь хватает мирных существ наподобие того же единорога, но встречаются и кровожадные, как пард. И последние не прочь полакомиться человечиной.

Не раздумывая ни мгновения, Аршер шагнул вперед, загораживая собой Эльвенг. Бессмертная или нет, а она — его жена. Он лучше погибнет сам, чем подставит ее под удар.

О том, чтобы справиться с пардом в человеческом обличии не могло быть и речи. Острые зубы животного с легкостью порвут не только кожу, но и мясо, а крепкие челюсти раздробят кости.

Другое дело — броня второй ипостаси. Ее не прокусить ни парду, ни любому другому существу. Она досталась Аршеру вместе с Даром от магического животного, превосходящего своей мощью всех прочих. Надо просто сменить ипостась, и бояться будет нечего. Даже если пард нападет, Аршер легко его одолеет.

Вот только есть одна загвоздка… его жена. Она до сих пор не видела его вторую ипостась. Аршер оттягивал этот момент, как мог, всерьез опасаясь реакции Эльвенг. Она и без того относится к нему прохладно, а увидев, какое он на самом деле чудовище, вовсе не захочет с ним общаться.

Слишком хорошо Аршер знал, как реагируют на его второй облик женщины. Эбриль упала в обморок в день их несостоявшейся свадьбы. Оттолкнуть жену еще сильнее Аршер не хотел.

Но пард не оставил ему выбора. Оскалив клыки, он прыгнул и одновременно ускорился. Черное тело кошки будто растянулось, так быстро двигался пард. Но Аршер все равно был быстрее. Миг — и его тело покрыла броня второй ипостаси.

Зубы парда вцепились не в голую беззащитную плоть, а лязгнули о непробиваемый стальной панцирь.

За этим «клац» последовал недовольный кошачий рев. «Больно, еще бы, — усмехнулся про себя Аршер, — думал, нашел легкую добычу, да не на того напал».

Пард отпустил его руку, отскочил назад и затряс головой. Из его пасти капала кровь. Аршер пообломал ему клыки. Но раненый зверь еще опаснее. Боль будит в нем ярость.

Зная это, Аршер не спешил расслабляться. У него нет права на ошибку. За его спиной беззащитная женщина, его жена. Впервые Аршера пугал проигрыш. Не из-за себя, из-за нее.

Поэтому когда пард прыгнул во второй раз, Аршер не отступил. Лишь тверже уперся ногами в землю и склонил голову, выставляя вперед загнутые рога.

Одно четко выверенное движение головой, и пард напоролся на острые концы рогов. Аршер дернулся и отбросил животное в сторону. Оно приземлилось на лапы, но стояло уже не так твердо. Раны давали о себе знать.

Взвесив все еще раз, пард предпочел скрыться в лесу. Животное посчитало Аршера слишком сильным противником и решило не рисковать. Догонять Аршер не стал. Ловчие убивают исключительно ради Даров, а больше одного Дара человек вместить не в силах.

Вот и все, дело сделано. Победа осталась за Аршером. Но порадоваться он не успел. За его спиной раздался сдавленный вздох. Эльвенг! На миг в пылу схватки он забыл о ней. А теперь, вспомнив, резко обернулся, желая убедиться, что она в порядке.

Его жена была цела и невредима. Стояла чуть поодаль, привалившись к дереву, и не сводила с него широко распахнутых глаз. Вторая ипостась, чтоб ее!

Мало того, что Аршер похож на закованного в броню монстра, так он еще весь в крови парда. Зрелище не для слабонервных девушек.

Естественно, Эльвенг была потрясена и напугана. Ничего другого Аршер от нее не ожидал. Вот он и потерял жену. На этот раз, похоже, окончательно.

Это невыносимо — осознавать, что она смотрит на него как на чудовище. Аршер привык, что его вторая ипостась вызывает отвращение. Даже у тех, кто видел ее ни раз и ни два. Рэйф с королем и те не могут спокойно смотреть на него, про женщин вовсе нечего говорить. Большинство просто падают в обморок. Поразительно, что Эльвенг до сих пор в сознании.

— Не бойся, — осторожно произнес Аршер, — я не причиню тебе вреда.

— Ого, ты в таком виде и говорить можешь, — выдала в ответ Эльвенг.

Аршер опешил. Настолько, что забыл сменить ипостась обратно на человеческую, хотя как раз собирался это сделать. Вместо этого он застыл, с недоверием глядя на жену. Похоже, бедняжка тронулась умом от ужаса. Ничем другим ее поведение не объяснить.

Прямо сейчас Эльвенг должна была с воплем бежать прочь от него, а она напротив сделала шаг к Аршеру. Протянула руку и осторожно потрогала его предплечье.

— Надо же, броня, — пробормотала она, а потом постучала по его руке кулаком, проверяя крепость панциря.

«Моя жена — ненормальная», — со всей очевидностью осознал Аршер. Но вот что странно, эта мысль обрадовала его. Давно он не чувствовал такой полноты жизни, как сейчас, рядом с этой девушкой.

Он — идиот, раз считал Эльвенг такой же, как все. Она — особенная, неповторимая, и она принадлежит ему. Осознание этого факта заставило кровь быстрее бежать по венам.

Реакция жены на вторую ипостась не просто удивляла, она возбуждала. Аршер еле сдержал порыв опрокинуть Эльвенг на траву и взять прямо здесь, причем не меняя ипостаси. Его звериная часть жаждала заполучить девушку немедленно, но человеческая еще что-то соображала и понимала, что этим он точно оттолкнет жену. На этот раз без всяких сомнений.

— От какого магического животного твой Дар? — спросила она, продолжая с интересом разглядывать его.

— От дракона, — хрипло выдохнул Аршер.

— Они водятся в этом лесу? — напряглась Эльвенг.

— Больше нет.

— Значит, ты убил последнего… — огорчилась она.

— Ты задаешь слишком много вопросов, — рыкнул он и все же дернулся к жене.

В Аршере будто что-то надломилось. Лопнула натянутая струна или прорвало плотину, и высвободилось нечто мощное, дикое, необузданное. Что-то звериное и вместе с тем отчаянное.

Он не устоял, не совладал с собой. Живой интерес Эльвенг, отсутствие страха и полное доверие сыграли с Аршером злую шутку. Он потерял контроль. Но, к счастью, не окончательно. Оставшихся крох здравого смысла хватило на то, чтобы вернуть человеческий облик, прежде чем поцеловать жену.

Он впился пальцами в ее похожие на золото волосы, чуть потянул назад, заставляя запрокинуть голову. Эльвенг дернулась, но вырваться не смогла. Она приоткрыла губы. Наверняка чтобы накричать на него, но прежде чем она произнесла хоть слово, Аршер заткнул ей рот поцелуем.

Сознание погрузилось во тьму желания. Влажность и сладкий вкус рта Эльвенг, прерывистое дыхание, аромат и шелковистость волос — все ощущения были такими яркими, что Аршер просто не мог остановиться.

Он прижал Эльвенг к стволу дерева, запустил пальцы под ее сюртук и едва не зарычал от удовольствия. Такая нежная, теплая, живая. Такая его.

Кто знает, как далеко он бы зашел прямо здесь, в лесу, не зазвучи вдали охотничий рожок. Призыв к охоте, специальный звук, слышимый исключительно ловчими, чтобы не спугнуть магических животных.

Рожок помог Аршеру вспомнить, зачем он в этом лесу. Увы, не ради того, чтобы овладеть женой.

Как бы он ни хотел продолжить их с Эльвенг увлекательное занятие, пора присоединиться к остальным. Король и так недоволен. Не стоит злить его еще сильнее.

Аршер нехотя оборвал поцелуй и разомкнул объятия. Эльвенг тут же отскочила от него подальше.

— Больше никогда так не делай! — выпалила она.

Все еще злится, усмехнулся Аршер.

— Насчет «никогда» обещать не буду, — ответил он.

Давно у него не было такого хорошего настроения. Конечно, вернуть доверие жены будет нелегко. На это уйдет немало времени и сил, но оно того стоит.

Загрузка...