Глава 19. О том, что все должно быть вовремя. Брачная ночь в том числе!

Король не обманул — мне действительно выделили шикарные покои. Но я была так шокирована произошедшим в кабинете, что едва запомнила путь до них.

Целых пять комнат для меня одной! Спальня, гостиная, личная библиотека по совместительству кабинет, будуар с гардеробной и умывальня. Роскошно, ничего не скажешь.

Но блеск и великолепие королевского дворца не заменят дом и родных. Я прошлась по своему новому временному жилью и ничего не почувствовала. Ноль восторга. Умом я понимала — раз король так старается, значит, ему от меня что-то нужно. Все в этом мире хотят меня использовать — пора принять это как норму.

Мое внимание привлекло зеркало во весь рост в гардеробной. Я остановилась напротив и попробовала вызвать вторую ипостась, чтобы наконец изучить ее во всех подробностях.

Вторая ипостась не давала мне покоя. Зомби я себя уже считала. К счастью, ошибочно. А кто я теперь — оборотень? Вроде они меняют облик. Или в этом мире все устроено не так?

Я сжимала кулаки, кусала губы, тужилась и напрягалась, аж испарина выступила на лбу. Но толку не было. Вторая ипостась категорически отказывалась демонстрировать себя.

— Ну и ладно, не очень-то хотелось, — я показала язык своему отражению и повернулась к зеркалу спиной.

Я порядком устала за этот день. Сил на разборки еще и со второй ипостасью не было. Я бы с удовольствием разделась и легла спать, но без посторонней помощи снять платье будет затруднительно.

Едва я подумала о горничной, как услышала скрип двери. Кто-то вошел в покои без приглашения. Наверняка горничная, больше некому. Надо провести с ней беседу на тему «не входить без стука».

— Помоги, пожалуйста, снять платье! — крикнула я из гардеробной.

И услышала в ответ низкий голос с хрипотцой:

— С превеликим удовольствием.

Если это горничная, то у нее либо ангина, либо серьезные проблемы с голосовыми связками, либо она — мужчина. Чур, я за ангину.

Я резко обернулась. На пороге гардеробной стоял Аршер «все еще мой муж» Моргари собственной персоной. Привалился к косяку и не сводил с меня черных глаз.

Могла бы догадаться, что это он. Входить без стука — его фишка.

Вот и где мое хваленое везение, когда оно нужно? Или Вселенная считает Аршера частью везения и предлагает мне смириться с судьбой? Так я не согласна. Какой там адрес у небесной канцелярии? Я буду жаловаться!

— Немедленно выйди! — потребовала я.

— А как же помощь с раздеванием? Я готов, — усмехнулся этот нахал.

— Сама как-нибудь справлюсь.

Настаивать Аршер не стал, но и уходить не торопился.

— Хотя бы отвернись, — всплеснула я руками.

Он пожал плечами и снизошел до выполнения просьбы — повернулся ко мне спиной. Уже что-то.

Потом мне стало не до Аршера, я была занята увлекательным квестом под названием «расстегни платье» — пыхтела от натуги и выгибала руки так, что акробаты и йоги умерли бы от зависти.

С молнией все было бы намного проще, но в этом мире ее пока не изобрели. Здесь молнию заменяли застежки-крючки. Мало того, что подцепить их пальцами невероятно трудно, так еще и расстегнуть их в такой позиции практически невозможно.

Пару раз я чуть не сорвала ногти и не вывихнула пальцы, но упорно шла к цели. В какой-то момент тонкая ткань, не выдержав моего напора, надорвалась.

Раздался треск, на который Аршер мигом отреагировал:

— Ты портишь платье.

— Пусть лучше испортится оно, чем я, — проворчала, стягивая бретели с плеч.

Не знаю, зачем Аршер пришел, но подпускать к телу я его не собираюсь. Мне только интрижки в чужом мире не хватало. Как будто у меня мало проблем.

Избавившись от платья, я тут же натянула сорочку. Я выбрала ее заранее и не примеряла, еще не подозревая, что явится незваный гость. Просто взяла первое, что под руку подвернулось.

И теперь, глядя на себя в зеркало, жалела о спешке. Несмотря на длину до пят, сорочка была весьма фривольной. Полупрозрачная, с кружевом в районе хорошего такого декольте.

— Готова? Я поворачиваюсь, — Аршер, не дожидаясь согласия, обернулся.

Что за привычка такая дурацкая? Если уж спросил, подожди ответа.

Пройдясь взглядом по моему телу, он одобрительно кивнул. Аршер явно решил, что я принарядилась для него. Размечтался!

По черным радужкам его глаз побежали красные трещины. Еще немного — и лава выплеснется наружу, обжигая и лишая покоя.

— Нравится? — хмыкнула я.

Аршер не стал отнекиваться. Он был прямолинеен, этого у него не отнять.

— Ты выглядишь потрясающе, — признал он.

Он не учел одного — женщина может помнить обиду годами. Особенно когда затронуто ее самолюбие. Я уж точно запомнила слова Аршера о серой мыши.

— Сейчас я в твоем вкусе, да? Мешок не понадобится? — я уперла руки в бока. — Вот только я теперь сомневаюсь — достаточно ли ты хорош для меня, — я сделала вид, что изучаю мужа, и после небольшой паузы вынесла вердикт: — Пожалуй, нет. Не годишься. А на мешковину у меня аллергия. Так что увы, ничего не выйдет.

Гордо вздернув подбородок, я прошествовала мимо Аршера в спальню. Он меня не остановил, но лишь потому, что переваривал мои слова. Наверное, такого ему еще ни одна женщина не говорила. Отказывали ему хоть раз? Сильно в этом сомневаюсь. Что ж, вот ему новый опыт.

Мне казалось, я ясно дала понять — ничего между нами не будет, и рассчитывала, что муж уйдет. Куда там! Аршер в итоге увязался за мной. Этот мужчина непробиваем, как скала.

— Я ложусь спать, — заявила я и забралась под покрывало. Более очевидного намека на то, чтобы он ушел, придумать сложно. Осталось только указать на дверь.

— Отлично. Я тоже, — кивнул Аршер.

Я обрадовалась — уйдет. Но теперь шок ожидал меня. Аршер начал раздеваться! Стянул сюртук и бросил его на кресло, затем принялся расстегивать рубашку. Медленно так, с чувством и расстановкой, пока я, как зачарованная, следила за движением его пальцев.

Одна пуговица, вторая, третья… Это что еще за супружеский стриптиз? Я не заказывала!

— Прекрати! — возмутилась я.

— Я не лягу в одежде в постель, — заявил он в ответ и снял рубашку. — Вообще-то я предпочитаю спать голым.

Аршер взялся за ремень, и я шумно сглотнула. Голым — это прям совсем-совсем без одежды? Ох, святая перемена, дай мне сил!

— Разве у тебя нет своей спальни? — уточнила я, судорожно прижимая покрывало к груди.

— Конечно, есть, — кивнул Аршер и обвел комнату рукой: — Вот же она. Мы все-таки муж и жена, а значит, должны спать вместе.

Такой подставы я не ожидала. А стриптиз между тем продолжился. В отличие от меня Аршер совершенно не стеснялся оголяться. Наоборот, делал все, чтобы я как можно лучше его разглядела.

Я изо всех сил старалась не смотреть. Но как тут устоять? Когда перед тобой обнажается образец мужской красоты, веки просто отказываются закрываться, а глаза — смотреть в другую сторону.

Широкие плечи, рельефная грудь и твердый пресс. Гладкая кожа, под которой перекатываются мускулы. Сильные бедра и крепкие ягодицы, обтянутые штанами. Одним словом, хорош, гад.

Стриптизом любовалась не я одна. Аннабель тоже была здесь, она теперь всегда будет поблизости. По крайней мере, до тех пор, пока я либо не покину этот мир, либо не умру.

— А он в отличной форме, — заметила призрак, без зазрения совести пялясь на Аршера.

— Ой, помолчи, — поморщилась я. — Никому не интересно, что ты думаешь о моем муже.

— С кем ты говоришь? — нахмурился Аршер. Он-то призрака не слышал и не видел.

— С воображаемым другом, — буркнула я.

Мне надо было срочно отвлечься от жарких мыслей. Я мало о чем сейчас могла думать, но одна вещь меня все-таки интересовала, как раз связанная с телом Аршера.

— У тебя тоже есть вторая ипостась? — спросила я. — Покажешь?

Аршер замер. Мой вопрос застал его врасплох. Но вряд ли я спросила что-то недозволенное. В конце концов, мою вторую ипостась спокойно разглядывали несколько человек.

Вот только Аршер почему-то не торопился отвечать.

— Сейчас неподходящее для этого время, — в итоге произнес он.

— Я просто хочу разобраться, как призывать собственную вторую ипостась, — призналась я.

— Дай себе время, ты обязательно научишься ее контролировать. Поначалу всем сложно.

Я кивнула. Надо же, мы можем говорить как нормальные люди. Без взаимных подколок, ехидства и скрытых смыслов. Неожиданное и, чего скрывать, приятное открытие.

Вот только длился этот момент идиллии недолго. Аршер опять все испортил. Он снял штаны.


Наверное, местные трепетные барышни от такого вида упали бы в обморок, но меня мужским задом не напугать.

К тому же на Аршере осталось исподнее, и я мысленно поблагодарила неведомую мне жар-птицу за подаренное везение. Что это, если не оно? Разденься Аршер полностью, я бы за себя не отвечала.

Ирония и сарказм не раз выручали меня в трудную минуту. Они — отличный щит. Вот и сейчас я прибегла к их помощи.

— Неплохо, — хмыкнула я. — На троечку.

— Почему тройка? — уточнил Аршер.

— Есть еще над чем поработать.

Ладно, я солгала. На самом деле, оценка была десять из пяти, Аршер явно шел на красный диплом, но ему об этом знать не обязательно. У него и так самомнение до небес.

— Что это за система оценивания? — поинтересовался он.

— Пятибалльная.

Аршер нахмурился. Не понравилось ему, видите ли, что балл не высший. Без лишних слов он направился прямиком ко мне.

Я судорожно сглотнула. Что он задумал? Он же не ляжет со мной рядом… А нет, лег.

Игнорируя мое протестующее мычание, Аршер уперся коленом в матрас и навис надо мной. Я изо всех сил старалась не думать о том, что на нем почти нет одежды. Должна сказать, это было непросто.

— Чего ты добиваешься? — прошептала я внезапно осипшим голосом.

— Хочу заслужить высший балл, — вызывающе улыбнулся он.

Вот это я пониманию, рвение в исправлении оценки! Таких настойчивых учеников у меня ещё не было.

У Аршера была самая порочная улыбка, какую я видела. Она навевала мысль о том, на что можно решиться только в пресловутой «красной комнате». Если он продолжит в том же духе, я сама попрошу меня отшлепать.

Видя, что я не спешу отбиваться и убегать с криками, Аршер навалился на меня сверху. Я опомниться не успела, как он меня поцеловал. Его пальцы вонзились в мое бедро. Даже сквозь покрывало и сорочку я чувствовала, как они впиваются в кожу, пока его губы таранят мой рот.

В Аршере было столько силы, столько напора, что противостоять ему было решительно невозможно. Я всхлипнула, но звук неожиданно получился вовсе не жалобным, а чувственным.

Как же он целовал! Сейчас были важны только его губы и руки. Все мое «я» сосредоточилось на них и на тех ощущениях, что они дарили.

Я вроде собиралась сопротивляться… не помню… Вместо этого ответила на поцелуй со всей горячностью, на какую была способна.

Но только я вошла во вкус, как Аршер прервал поцелуй. Я снова всхлипнула. На этот раз действительно жалобно, а еще протестующе. Он как будто назло все делает мне наперекор! Не хочу целоваться — он целует, хочу — отдаляется.

— Какой балл я заслужил? — хрипло поинтересовался Аршер, все еще придавливая меня своим телом к матрасу.

Серьезно? Он ради этого остановился?

— На четверку сойдет, — выдохнула я чисто из вредности, а потом уперлась ладонями ему в плечи и потребовала: — Слезь с меня. У нас, если помнишь, фиктивный брак. Ты до недавнего времени вообще надеялся овдоветь.

— Я передумал, — заявил он. — Мне нужна жена.

До меня вдруг дошло, что он делает. Да он же пытается отобрать у меня последний козырь в споре о законности нашего брака! Ничего личного, сплошной расчет, как и всегда у Аршера Моргари.

— Поэтому ты хочешь лишить меня единственного шанса расторгнуть наш брак? — спросила я. — Возьмешь меня, и я уже не смогу потребовать развод из-за отсутствия близости между нами.

— Все не так просто, — нахмурился Аршер. Моя догадливость ему не понравилось.

— Нет, все элементарно. Я не стану твоей. Можешь меня заставить, если ты способен на это. Но этим только докажешь, что ты хуже, чем я о тебе думаю.

Аршер дернулся, словно от боли. Я почувствовала, так как он все еще был сверху. Мои попытки сбросить его не увенчались успехом.

Повисла напряженная пауза, а затем Аршер резко отдалился и перекатился на свою сторону кровати.

— Я не насильник, — произнес он.

— Рада это слышать, — кивнула я. Признаться, в какой-то момент мне стало здорово не по себе.

— Но я — мужчина, — добавил Аршер, — и значит, главный в нашем браке. Расторжения не будет. Забудь. Ты — моя жена. Точка.

Ох, какие мы властные. Я хмыкнула. Мы еще посмотрим, кто более властный — королевский ловчий или учительница младших классов. Муж заблуждается, если думает, что я с ним не справлюсь. Той, кто справляется с двадцатью пятью первоклашками, никто не страшен.

Я повернулась к Аршеру, чтобы высказать ему все в лицо. Мои губы приоткрылись, но в итоге снова сжались. Изо рта не вырвалось ни звука.

Все дело в Аршере. Он лежал, заложив руки за голову. Одновременно равнодушный и наглый. Со всей обреченностью я осознала — он не уйдет. Я могу вопить всю ночь напролет, ничего не изменится.

— Хотя бы прикройся, — я набросила на него край покрывала, после чего повернулась к нему спиной.

— Однажды ты поставишь мне высший балл — усмехнулся Аршер и добавил, прекрасно зная, что после его поцелуя я еще долго не усну: — Спокойной ночи не желаю.

Я едва не зарычала в ответ, совсем как Исчадие. Достался же мне муж… абсолютно невыносимый!

Загрузка...