Глава 21. О тонкой душевной организации призраков и мужей

Из разговора с Дайкором я поняла одну важную, но не самую приятную вещь — мне придется задержаться во дворце. Только здесь у меня есть шанс во всем разобраться и найти дорогу обратно домой.

Я прогуливалась по парку, обдумывая, как быть дальше. В какой-то момент оказалась возле каменной беседки со статуями горгулий на крыше и со стенами, увитыми плющом. Беседка показалась уютной и уединенной, и я направилась к ней, чтобы передохнуть.

Я была уже в шаге от ступеней беседки, когда Исчадие схватила меня сзади за юбку и дернула назад. Сил у болонки было как у огромного пса. Я едва удержалась на ногах. Пришлось сделать несколько шагов назад, иначе точно села бы задом в клумбу.

Но отругать Исчадие я не успела. В следующее мгновение на то самое место, где я стояла, упала одна из горгулий. Каменная статуя в половину моего роста рухнула с оглушительным — БАБАХ! — и разлетелась на куски. Упади она на меня, проломила бы череп. Может, я бы и выжила благодаря бессмертию, но какое-то время выглядела бы просто ужасно.

— Тьфу, — выплюнула Исчадие край моей юбки.

— Спасибо, — прошептала я, резко передумав ругать собаку за испорченный наряд.

Приходя в себя, я осмотрелась и заметила Аннабель, стоящую неподалеку с виноватым видом.

— Снова ты? — поразилась я. — Зачем? Мы же договорились — больше никаких попыток убийства!

— Прости, перенервничала и сорвалась, — повинилась она. — А что мне было делать? Дайкор ничем не помог. Возможно, ты никогда не вернешься домой! А я… я буду обречена ходить за тобой до самой твоей смерти, которая, судя по всему, случится нескоро.

Призрак едва не рыдала. Нашлась пострадавшая сторона! Впрочем, крокодил тоже плачет, поедая свои жертвы.

— Смерть не такая страшная и неприятная штука, как рассказывают, — уговаривала Аннабель, словно менеджер на распродаже — «только сегодня два тостера по цене одного». — Вот я, например, умерла и ничего, не жалуюсь. Тебе тоже наверняка понравится. Тишина, покой. Вечный.

— Не надо мне покоя, — открестилась я. — Ты же слышала: отыщем жар-птицу, и она перенесет меня обратно в мой мир. Потерпи еще немного.

Аннабель продолжила горестно вздыхать, но хотя бы закончила с навязчивой рекламой загробного мира.

После падения статуи беседка резко потеряла привлекательность, и я решила вернуться в свои покои. Посижу в четырех стенах в безопасности и подумаю, как попасть в Зачарованный лес.

Но на подходе к дворцу меня перехватил муж. Не похоже, что это было случайное столкновение. Аршер искал именно меня.

— Как ты меня нашел? — спросила я подозрительно.

— Шел по следу из твоего запаха. Теперь я всегда буду знать, где ты, — заявил он.

Прозвучало зловеще. Для меня уж точно. Муж, от которого не скрыться — это какой-то брачный кошмар. Жизнь меня к такому не готовила.

Аршер взял меня под руку и повел внутрь дворца, я даже опомниться не успела. Присвоил себе звание моего мужа и нагло им пользуется!

— Скажи хотя бы, куда мы идем, — попросила я.

— Король пригласил нас на званый обед.

Я занервничала. У меня подол платья порван (спасибо, Исчадие), и вообще я морально не готова. Но Аршер на мои возражения заверил, что я великолепно выгляжу, а надорванный край платья никто не заметит, и продолжил тянуть меня прямиком в обеденный зал.

Пока шли, Аршер отчитался о проделанной за утро работе:

— Я распорядился подобрать нам лучшего изгоняющего духов. Подожди еще немного, скоро с Аннабель будет покончено, — сказал он.

— Грубиян, — буркнула призрак.

— Ры! — поддержала ее Исчадие. Эти две девицы явно спелись за моей спиной.

— Говори об Аннабель, пожалуйста, деликатнее, — ответила я Аршеру. — Она все слышит, и ей неприятно.

— А пусть не подслушивает, — отмахнулся он, а потом добавил максимально серьезно: — И еще кое-что. Забудь о расторжении. Сегодня утром я сказал королю, что консумировал наш брак.

— Что?! — я резко остановилась. — Ты солгал!

Аршер повернулся ко мне и произнес с чувством:

— Да, я солгал королю и пошел на преступление против короны, чтобы защитить тебя, Элия. Если его величество узнает правду, то, чего доброго, отдаст тебя другому. Тому, кто церемониться не станет и сделает все пусть даже в присутствии самого короля, чтобы уж наверняка. Ты важна для короны, Элия. И король готов на все, чтобы подчинить тебя. Но пока он думает, что я тебя контролирую, тебе ничего не грозит. Так что будь умницей и подыграй мне.

Я слушала Аршера молча. Впервые мне было нечего ему возразить. Только подумать, он солгал ради меня… и не кому попало, а правителю!

Король-«дорогуша» действительно серьезная проблема, с которой не справиться в одиночку. Глупо отказываться от помощи Аршера, пусть даже придется играть роль его жены.

— Хорошо, — вздохнула я. — Я не заикнусь о расторжении.

Аршер смотрел на меня с недоверием. Привык, что я во всем ему перечу, а тут вдруг такая покорность.

Чтобы окончательно не шокировать его, я заявила:

— Но у меня два условия. Во-первых, приструни свою несостоявшуюся тещу. Буквально пару часов назад она имела наглость угрожать мне. А во-вторых, между нами ничего не будет. Даже не надейся.

— Вот теперь узнаю свою жену, — усмехнулся Аршер и добавил: — О леди Ньюборд не беспокойся, я с ней разберусь. А сейчас идем, нас ждут.

Аршер повел меня дальше по коридору, так и не сказав, принимает мое второе условие или нет. И почему мне кажется, что скоро меня ждет новая попытка консумировать наш брак?

Мы пришли на обед последними. Сам король, его семья и приглашенные гости уже сидели за длинным столом.

Поначалу я решила, что мы опоздали из-за того, что Аршер долго меня искал, и теперь у нас будут проблемы, ведь этикет нарушен. Но быстро поняла, что все подстроено заранее. Меня демонстрировали. Как ценный товар в витрине.

Зря я переживала по поводу испорченного платья. Всем было плевать, как я выгляжу. Нацепи я на себя мешок с прорезями для рук и шеи, эффект был бы тот же. Всех интересовал мой Дар и никого — я сама.

Вот она — единственная и неповторимая обладательница Дара жар-птицы. Смотрите и не говорите, что не видели. И хотя показ был рассчитан на узкий круг гостей, я не сомневалась — сплетни обо мне скоро разлетятся по всему королевству, а то и за его пределы.

Все ради амбиций короля. Он хвастался мной, словно ценным приобретением. И ему без разницы, как это скажется на мне.

Король сидел во главе стола вместе с супругой. Королеву я видела впервые, и она произвела на меня приятное впечатление. Красивая женщина лет сорока. Еще достаточно молода, чтобы вызывать интерес у мужчин, и вместе с тем достаточно зрелая, чтобы обладать житейской мудростью.

Ближе всего к королевской чете сидел принц-наследник. Я узнала его сразу же, видела мельком на балу. Все так же одет с иголочки, и ухмылка такая же неприятная. А вот то, что рядом с семьей правителя сидел Рэйф — друг Аршера — стало для меня сюрпризом. Он что же, королевских кровей?

Но Рэйф старше наследника. Будь он сыном короля, то должен был наследовать корону. Возможно, Рэйф — просто любимый королевский племянник.

После принца за столом было два пустых места — для нас с Аршером. А дальше сидели высокопоставленные гости. В том числе леди Ньюборд с дочерью, мой дядя с близняшками, которые помахали мне в знак приветствия, Дайкор с Джошем и еще с десяток незнакомых мне людей.

В полной тишине мы с Аршером прошли к своим местам, и он отодвинул для меня стул. Садясь, я чувствовала, как множество глаз буравят меня взглядами. Большинство смотрели неприязненно. Одна только леди Ньюборд чего стоит. Мне повезло, что она не умеет убивать взглядом.

Но были и те, кто глядел по-доброму. Например, сестры-близняшки, а еще, как ни странно, Эбриль — несостоявшаяся вторая жена Аршера. Она либо блаженная, либо счастлива, что избежала этого брака.

В итоге обед проходил в нервной обстановке. Наверное, еда была вкусной. По крайней мере, все выглядело и пахло превосходно. Но я так переживала, что едва чувствовала вкус, и не могла отличить кремовый десерт от жаркого.

Другие гости тоже были напряжены. В разговорах то и дело возникала неловкая пауза. А потом слово взяла леди Ньюборд, и большинство гостей, включая меня, вовсе захотели провалиться на этаж ниже.

— Ваше величество, подскажите, как быть моей дочери, — обратилась она к королю. — Эбриль — официальная невеста Аршера Моргари, и я желаю знать, когда состоится их бракосочетание. Мы с дочерью устали ждать.

— Матушка, — простонала сама Эбриль, заливаясь румянцем.

Но леди Ньюборд была непоколебима. Она в упор смотрела на короля в ожидании ответа.

— Так не ждите, — произнес тот. — Советую вам подыскать дочери другого мужа.

— Но как же… У нас договоренность!

— Главный королевский ловчий Аршер Моргари женат, — слово взяла королева. — Как вы себе представляете его брак с вашей дочерью, леди Ньюборд? Предлагаете ему завести гарем? Так мы не в Южном королевстве, где подобное практикуется. У нас на одного мужа приходится одна жена. Но, возможно, кто-то знает причину, по которой этот брак следует расторгнуть? — поинтересовалась королева. — Так пусть скажет об этом сейчас или замолчит навеки.

После слов супруги король обвел взглядом собравшихся и особенно долго задержался на мне. Ждал, повторю ли я вчерашнее требование о расторжении брака.

Но я промолчала, помня наш с Аршером уговор, и его величество довольно хмыкнул. Надеюсь, король не требовал рассказать в подробностях о том, как происходила консумация. В противном случае боюсь представить, что Аршер ему наболтал.

— Раз возражений нет, обсуждать больше нечего, — выждав немного, вынесла вердикт королева.

Вот и все. Начиная с этого момента мой брак признан законным и нерушимым. Ох, не не совершила ли я ошибку.

Леди Ньюборд побагровела от заявления королевы, но спорить не посмела. Вместо этого она посмотрела на меня, и я прочла свой приговор в ее глазах.

— Хм, — заметила стоящая за моей спиной Аннабель, — а у нее может получиться то, что не смогла сделать я.

Я тяжело вздохнула. На этих двоих никакого Дара не хватит. Одно обнадеживало — Аршер обещал избавить меня от наглой «тещи».

О выступлении леди Ньюборд быстро забыли. Все потому, что заговорил король.

— На днях состоится королевская охота, — заявил он.

Все заинтересовано притихли. Я в том числе.

— Принцу Годвину, — указал король на наследника, — пора обрести Дар. Охоту проведет главный королевский ловчий.

— Для меня честь добыть Дар для будущего короля, — кивнул Аршер.

— Я желаю такой же сильный Дар, как у вас с Рэйфом, — капризным тоном заявил наследник.

Я едва сдержалась, чтобы не поморщиться. Мало того, что все сделают за него, так он еще и привередничает. Так себе из него получится правитель.

— Мы выбрали для вас единорога, ваше высочество, — ответил Аршер. — Загонщики уже наготове.

— Потрясающе! — захлопал в ладоши наследник. — Ты слышал, папа, я буду обладать Даром самого единорога — символа нашего славного королевства.

— Сначала поймаем его, а потом отпразднуем, — король был настроен менее оптимистично. — Мы хотим пригласить всех присутствующих присоединиться к охоте.

Говоря, король смотрел исключительно на меня. Из-за этого казалось, что приглашение адресовано лично мне.

— Охота пройдет в Зачарованном лесу? — уточнила я.

— Естественно, — фыркнул наследник. — Где же еще ей быть?

— В таком случае я с удовольствием поеду, — приняла я приглашение короля.

Это был просто какой-то дар небес. Всего пару часов назад я узнала, что мне необходимо попасть в Зачарованный лес, и вот он — мой шанс. Определенно, мне нравится эта часть моего Дара. Быть везучей приятно, я начинаю к этому привыкать.

Остаток обеда прошел скучно, и я была рада возможности покинуть зал. Сделать это можно было лишь после ухода королевской четы.

Едва король с женой скрылись за дверью, как я тоже встала из-за стола. Аршер поднялся следом за мной. Он так и будет ходить хвостом? С меня довольно двух вечных спутников — Исчадия и Аннабель.

Но когда мы оба вышли в коридор, Аршер сослался на дела. Я уже вздохнула с облегчением, как он вдруг наклонился ко мне и интимно прошептал на ухо:

— До встречи в нашей спальне после заката. Я настроен продолжить с того места, на котором мы остановились.

Я аж поперхнулась. Он что, снова будет спать рядом? Или еще хуже — он НЕ будет спать! И мне не даст. Разве не на это Аршер только что намекнул?

— Но мы же договорились, — пробормотала я. — Мое условие… никакого интима…

— Не припомню, чтобы я согласился с ним, — широко улыбнулся Аршер на прощание.

Глядя в спину удаляющегося мужа, я гадала — если забаррикадирую дверь, это его остановит? Ох, что-то я сомневаюсь…

Загрузка...