Глава 22. О том, что за все надо платить

Я недалеко ушла от обеденного зала, как меня догнал граф Дербиш. Не видела его со вчерашнего вечера и, если честно, не скучала.

— Эльвенг, дорогая моя племянница, — залебезил он. — Ты превосходно выглядишь. С каждым днем все краше и краше.

— Что вам нужно? — оборвала я поток лести. Ясное дело, что дядя поет соловьем не просто так.

— Средства, — выдохнул он. — Я совсем поиздержался. Жизнь в столице — дорогое удовольствие.

— Вы не пробовали экономить?

Дядя смотрел на меня, удивленно моргая. Кажется, слова «экономия» нет в его лексиконе.

— Как насчет средств, которые вы выручили за мою продажу, — напомнила я. — Аршер их забрал?

— Нет, он был настолько любезен, что не расторг наш договор, — признался дядя. — Но средства уже подходят к концу.

— Вы умудрились потратить все за месяц?! — опешила я.

Это какая-то суперсила — избавляться от денег такими темпами. Насколько мне известно, сумма там была очень даже приличная. Можно было без проблем прожить несколько лет, а если с умом вложить деньги, то и на всю жизнь хватило бы.

— Возьми у мужа хотя бы сотню монет, — попросил дядя. — Подумай о сестрах.

— Ничего я не буду у него брать, — ответила я. — Ни сейчас, ни потом. Выкручивайтесь сами.

— Неблагодарная! Я потратил все на тебя. Поселил в лучшей гостинице, кормил, одевал…

— Вы тратили средства, вырученные с продажи моей жизни. В каком-то смысле эти монеты принадлежали мне. Ведь жизнь-то моя, — заметила я на это.

Дядя аж задохнулся от возмущения.

— Я думал, мы родня… — пробормотал он.

— Вы пытались меня убить, — напомнила я. — Этот факт перечеркивает все родство между нами. Если продолжите ко мне приставать, я всем расскажу о той попытке. Уверена, король примет меры против вас. Я слишком важна для него.

Дядя резко побледнел. Чтобы окончательно избавиться от его преследования, я добавила:

— Это я еще не поднимаю вопрос о поместье. Но если не оставите меня в покое, я поинтересуюсь, кому оно на самом деле принадлежит. Чутье мне подсказывает, что не вам.

Граф Дербиш попятился от меня. Казалось, еще немного — и он осенит себя знамением, как при встрече с нечистью. Выходит, я угадала — Эльвенг имеет все права на поместье. Что ж, если это поможет держать дядю на расстоянии, то пусть оставит земли себе. Я все равно не планирую задерживаться в этом мире.

— И еще кое-что, — добавила я. — Позаботьтесь о том, чтобы моя любимая няня прибыла во дворец в целости и сохранности. Хочу, чтобы она была рядом со мной. Если в пути с ней что-то случится, ответите за это головой. И я сейчас не преувеличиваю. А вот вам, любезный дядюшка, лучше покинуть дворец и заняться делами поместья. Мои кузины могут задержаться в столице, если пожелают. Их компании я буду рада в отличие от вашей.

Дядя так и застыл с открытым ртом. Ждать, когда он придет в себя и ответит, я не стала — прошла мимо с гордо поднятой головой. Адьос, граф Дербиш! Одним грузом на моих плечах меньше. Аж легче стало.

Но если разобраться с дядей было легко, то вечером меня ждала проблема посерьезнее — собственный муж. Аршер четко дал понять, что настроен спать в нашей общей кровати. Нет, даже не так. Он настроен не спать в нашей кровати. Не знаю, что я чувствовала по этому поводу… опасалась или предвкушала?

Остаток дня я провела в своих покоях. Нервничала. Но вот солнце зашло за горизонт, на город опустились сумерки, а муж так и не явился. Я подождала еще немного и решила, что он вовсе не придет.

Да он просто меня пугал! Может, он сейчас вовсе со второй невестой или с любовницей. Наверняка у Аршера их полно. Вот пусть там и остается.

Ворча себе под нос, я переоделась в ночную сорочку и расстелила постель. Все, ложусь спать. Больше ни единой мысли об Аршере проклятом Моргари.

— Если хочешь, я могу выяснить, где он сейчас, — предложила Аннабель.

Она уже несколько минут наблюдала за тем, как я нервно комкаю покрывало в попытке сложить его ровно.

— А ты можешь? — удивилась я.

— Я же призрак, — пожала она плечами. — Прохожу сквозь стены, остаюсь невидимой и все такое. Но в то же время я женщина. По крайней мере, была ею когда-то, — вздохнула она. — И я тоже чувствовала…

Аннабель умолкла, глядя куда-то мимо меня. Я посмотрела в ту сторону, но ничего не заметила. Похоже, она погрузилась в воспоминания.

— Это из-за чувств ты стала такой? — спросила я осторожно.

И хотя мой голос звучал тихо, Аннабель все равно вздрогнула.

— Я не могу говорить на эту тему, — напомнила она. — Печать молчания, ты же знаешь.

Я вздохнула. Знаю, знаю. Как по мне, это ужасно несправедливо.

Общаясь с Аннабель, я не услышала, как открылась дверь, ведущая в покои. Естественно, без стука. В прошлый раз я сделала Аршеру замечание на этот счет, а он в ответ заявил, что не обязан стучаться в собственные покои. Наглец!

Мы с Исчадием уже лежали в кровати, когда муж появился на пороге спальни.

— Все-таки пришел, — констатировала я.

— А ты сомневалась? — усмехнулся он. — Зря. Только полный идиот пойдет ночевать в другое место, когда в постели его ждет такая жена.

— Я заперла дверь, — заметила я. — Откуда у тебя ключ?

— Это и мои покои. Забыла? Естественно, у меня есть от них ключ, — ответил Аршер.

Я шумно сглотнула. Ох, не нравится мне настрой Аршера. Вон как смотрит. Так, будто уже раздел меня и приступил к делу. Меня аж в жар бросило, а Аршер, между прочим, еще даже в спальню не вошел, так и стоял на пороге.

Я запаниковала. Надо что-то срочно сделать, как-то выставить его. У них же здесь никакой контрацепции! Я не хочу вернуться в свой мир с бонусом в виде беременности. А вдруг ребенок родится с магией? Как тогда быть?

Я точно не выдержу еще один раунд супружеского стриптиза. В конце концов, я всего-навсего слабая женщина, а Аршер — чертовски привлекательный мужчина.

Я передернула плечами. Нет, у меня и так полно проблем. Аннабель с Исчадием чего стоят… Кстати, о собаке.

Исчадие, как обычно, лежала рядом со мной на кровати. Как раз на месте Аршера. Ей придется подвинуться или вовсе спать где-нибудь в другом месте.

— Исчадие, — позвала я, — помоги прогнать Аршера. Или будешь спать на коврике возле двери.

Глаза болонки были по-прежнему закрыты, но она приподняла ушки. Слушает, улыбнулась я. Но все же она не торопилась спасать меня, и тогда я прибегла к другому аргументу.

— Это твой шанс проявить себя и доказать, что ты — хорошая защитница, — заявила я.

Болонка резко подняла голову. Провал с дядей, когда она допустила мое очередное убийство, сильно сказался на ее самооценке. Я знала, на что давить.

Аршер занес ногу, намереваясь переступить порог и войти в спальню.

— Рррр, — отреагировала на это Исчадие.

Как ни странно, Аршер застыл. Похоже, ему знакома вторая, куда менее приятная личность болонки.

— Натравишь на меня своего пса? — усомнился он в моем коварстве.

— Именно так, — кивнула я. — И во мне ничего не дрогнет.

Он все же не поверил и потому сделал его — тот самый шаг в мою спальню.

— Фас, Исчадие! — скомандовала я.

— Ммм? — болонка посмотрела на меня в недоумении.

Адскому псу была незнакома команда моего мира. Пришлось подыскать рабочий вариант:

— Ату его! Куси! Ням-ням! — перебирала я, пока Аршер с усмешкой наблюдал за моими потугами.

В конце концов, Исчадие среагировала на команду «Хватай!». С оглушительным тявканьем она слетала с кровати, подбежала к Аршеру и, подпрыгивая на месте точно мячик, облаяла его.

Это было полное фиаско. Исчадие выглядела как угодно — комично, нелепо, бестолково, но точно не пугающе. Я разочаровано вздохнула, зато Аршер веселился вовсю.

— Очень страшно, — он едва сдерживал смех, — но я все же рискну.

Следующий его шаг поверг в шок нас обоих. Едва он занес ногу, как успокоившаяся было Исчадие снова взвилась, но на этот раз вместо «тяв» мы услышали громогласное «ГАВ!».

На месте белоснежной болонки стоял огромный злющий черный пес и скалил острые клыки. Аршеру сразу расхотелось веселиться. Какие уж тут приколы, когда тебя вот-вот сожрет адская псина.

Аршер замер. Исчадие тоже, лишь порыкивала тихонько, предупреждая, что готова к нападению. Пусть только посмеет сделать еще хоть шажок.

— Отзови свое ручное чудовище, — Аршер взглянул на меня.

— Она меня не слушается, — пожала я плечами. — Делает что хочет.

— Я ведь тоже могу сменить ипостась, — заметил на это Аршер.

— А давай, — кивнула я. — С удовольствием взгляну на твою вторую ипостась.

Я устроилась поудобнее в кровати, приготовившись к интересному зрелищу. Эх, сейчас бы попкорн. Чувствую, это будет тот еще экшен.

Но с представлением, увы, не срослось. Аршер неожиданно отступил. Взял и попятился к двери. Испугался Исчадия? Нет, страха я в нем не чувствовала, даже когда он стоял лицом к лицу с адским псом. Он не боялся вступить в схватку, причина была в другом.

Аршер не хотел демонстрировать мне вторую ипостась. Он как будто стеснялся ее. Или опасался моей реакции на нее. Так или иначе, он предпочел сдаться, лишь бы не менять обличие. И это по-настоящему меня удивило. Как же выглядит его вторая ипостась? Неужели все настолько плохо?

— Сегодня будешь спать одна, — сказал Аршер так, словно это он решил, а не я его прогнала. Даже поражение он вывернул в свою пользу, добавив: — Не пожалей об этом.

После этих слов он развернулся на пятках и покинул спальню, а затем и покои. Я слышала, как хлопнула дверь. В ту же секунду Исчадие снова стала комнатной собачкой. Такой она нравилась мне гораздо больше.

— Возвращайся в кровать, — вздохнула я. — Сегодня спишь со мной, заслужила.

— Фы, — отреагировала Исчадие, как будто говоря — я бы в любом случае спала с тобой, кто бы мне запретил.

Мы с болонкой устроились в одной постели, но на расстоянии друг от друга. Благо ширина кровати позволяла. Исчадие уснула мгновенно. Я по идее тоже должна была. День был нервный, и я порядком устала. Но сон опять не шел.

Казалось бы, расслабься, наслаждайся одиночеством. Но вместо этого я лежала и думала — в чьей спальне Аршер будет ночевать, если не в супружеской? Сама не знаю, с какой стати этот вопрос так меня волнует…

Загрузка...